Охрана местообитаний водно-болотных птиц

Водно-болотные угодья СССР, имеющие международное значение как местообитания водоплавающих птиц
(группа А)

Заливы им. Кирова Каспийского моря

Одно из важнейших мест зимовки водоплавающих птиц в СССР и в области Каспийского региона. Находится в Ленкоранском и Нефтечалинском р-нах Азербайджанской ССР. Расположено в юго-восточной части Кура-Араксинской низменности, на юго-западном побережье Каспийского моря. В границы угодья входит Большой Кызыл-Агачский залив, отделенный от Каспийского моря с востока Куринской косой, Малый Кызыл-Агачский залив и прилегающие к ним с севера и запада сухопутные территории. Равнинный рельеф территории аллювиально-дельтового происхождения.

Большой Кызыл-Агачский залив - открытый, морского происхождения, лежит на 28,5 м ниже уровня мирового океана, имеет среднюю глубину около 1 м, максимальную до 2,5 м, в прибрежной километровой полосе - не более 0,4 м, в южной части соединен с морем. Малый Кызыл-Агачский залив также морского происхождения, отделен от моря искусственной дамбой и фактически превращен в замкнутый водоем, который соединяется с морем и Большим заливом каналами только во время их функционирования. Средняя глубина его около 1 м, залив сильно зарос, открытые плесы составляют около 25 % поверхности. Мелководные участки осенне-зимне-весеннего затопления - Калиновский лиман, Лопатинские и Акушинские разливы - располагаются к северо-западу от Большого залива и к северу от Малого. Впадающие в Малый залив и ранее обводнявшие эти мелководные площади небольшие реки Виляжчай, Кумбашинка, Армянка, Акуша сейчас почти полностью используются на орошение, и их естественный сток практически прекратился. Гидрологический режим мелководий в настоящее время является производным зарегулированного стока. В последние годы (начиная с 60-х годов) основным источником обводнения Малого залива, Лопатинских разливов и Калиновского лимана служит магистральный канал рыбхоза, подающий воду из р. Куры, не обеспечивающий их достаточное и своевременное обводнение.

Водоемы угодья пресноводные, за исключением Большого залива, гидрохимический режим которого утратил стабильность в связи с организацией в 70-е годы в пределах угодья рыбоводного хозяйства с зарегулированным стоком. Дважды в году (в марте - апреле и июне - июле) в результате единовременного сброса большого количества пресной воды с разливов соленость в Большом заливе изменяется, колеблется около критического уровня 7%, при котором угнетается развитие морского и пресноводного фито- и зообентоса.

Влаголюбивая надводная растительность представлена прибрежными бордюрными и островными зарослями тростника, морского клубнекамыша и приморского ситника, пионерной солончаковой растительностью (солеросом, бескильницей) на влажных, вышедших из-под воды участках. Погруженная растительность Большого залива в 60-е годы была представлена густыми (с проективным покрытием 100%) зарослями макрофитов, преимущественно харовых водорослей, занимавших центральную часть водоема; более разрежены, но шире распространены были по периферии залива, в полосе до 3 км заросли зостеры (малого взморника), к которым в прибрежной части примешивалась руппия спиральная; у выходов каналов были небольшие пятна гребенчатого рдеста. К концу 70-х годов растительность Большого залива резко изменилась: заросли зостеры остались преимущественно в его юго-восточной части при значительном изреживании (снижении в 2-3 раза проективного покрытия) и сокращении ширины полосы до 200-300 м, и, наоборот, получил широкое распространение гребенчатый рдест вдоль западного, северного и восточного берегов. Замена зостеры рдестом качественно обеднила кормовую базу растительноядных водоплавающих птиц.

В полупустынных и степных участках лугово-степные разнотравно-злаковые ассоциации в последние 20 лет постепенно замещаются тростниковыми и ситниковыми ценозами, так же как и участки, занятые зарослями тамарикса.

Угодье имеет важное значение для остановки во время пролета водоплавающих птиц и куликов с обширной территории европейской части СССР, Западной Сибири и Казахстана, мигрирующих западнокаспийским пролетным путем, для зимовки гусеобразных и гнездования околоводных колониальных птиц [74].

В благоприятные по метеорологическим условиям годы в угодье зимует 170-500 тыс. нырковых и 70-220 тыс. речных уток [44]. Среди речных птиц преобладают кряква, свиязь, чирок-свистунок, обычны шилохвость, серая утка и широконоска, среди нырковых - красноголовый нырок, обычны огарь и пеганка, серый и белолобый гуси (8-40 тыс., пролетает не менее 400 тыс.), пискулька (11-25 тыс.), лебеди шипун и кликун (1,5-5,3 тыс.), лысуха (50-400 тыс.), фламинго (до 1,5-2 тыс.), розовый и кудрявый пеликаны, большой и малый бакланы, голенастые (серая, большая и малая белые, большая и малая выпи, желтая цапля, кваква) общей численностью несколько сотен, все виды поганок (чомга, серощекая, черношейная, красношейная, малая), кулики (шилоклювка, большой кроншнеп, большой веретенник, большой улит, бекас, песочники, зуйки и др.). Численность зимующих птиц сильно колеблется по годам и в течение пролетно-зимовочного периода (октябрь - март). Максимальная осенняя численность превышает среднезимнюю в 2-4 раза: в 1971-1977 гг. соответственно 271-759 тыс. и 98- 444 тыс. [6].

В угодье находится крупнейшая в стране, уникальная колония голенастых и веслоногих, насчитывающая в разные годы 20-30 тыс. пар, в 1982 г.- около 40 тыс. (устное сообщ. Н. А. Литвиновой). В затопленных зарослях тамарикса, в колониях "южного типа" гнездятся преимущественно мелкие цапли - желтая (8,0-9,6 тыс. пар), малая белая (3-5 тыс.) и египетская (1,4-4,8 тыс., единственное в СССР место массового гнездования вида), кваква (6,0-7,2 тыс.), каравайка (0,9-3 тыс. пар), малый (1,4-2 тыс.) и большой (0,2 тыс.) бакланы. В небольшом числе гнездятся серая, большая белая цапли и колпица [18, 32]. В тростниках рассеянно (отдельными парами и небольшими группами) гнездится рыжая цапля (около 3 тыс. пар), большая и малая выпи, из пастушковых птиц оседло обитает султанка, гнездятся лысуха, камышница, пастушок, погоныш, а также чомга и малая поганка. В 1982 г. обнаружена гнездовая колония фламинго около 170 гнезд (устное сообщ. В. П. Литвинова, 1982).

В пределах угодья встречаются 12 редких и исчезающих видов птиц, из них 7 водно-болотных: розовый и кудрявый пеликаны, фламинго, краснозобая казарка, мраморный чирок, султанка, стерх [40, 43, 44].

Общая площадь угодья 98,4 тыс. га, из которых 75,4 тыс. водоемов и 23 тыс. га - полупустынная территория (соотношение их меняется в зависимости от степени обводненности угодья).

В границах угодья находятся:

Кызылагачский заповедник (88,4 тыс. га), созданный в 1929 г., с режимом полной охраны всего природного комплекса;

республиканский заказник "Малый Кызыл-Агачский залив" (10,7 тыс. га) с запрещением охоты в течение всего года, регулированием промыслового лова рыбы и другими ограничениями, способствующими сохранению угодья как места массовой зимовки водно-болотных птиц;

Большой и Малый Кызыл-Агачские заливы как водоемы Каспийского моря входят в список А международной программы АКВА [78].

Охрана угодья осуществляется постоянно, в течение круглого года егерской службой Кызылагачского заповедника, системой кордонов и путем систематических объездов постоянных водных и сухопутных маршрутов на моторных лодках, мотоциклах и верховых лошадях, а также работниками рыбинспекции.

Природный комплекс водно-болотного угодья находится под сильным воздействием естественных процессов и антропогенного влияния. Общий неблагоприятный для состояния угодья фон создает очередная регрессия Каспийского моря, ускоряющая естественные сукцессионные процессы, сокращающая площадь водоемов, изменяющая геоморфологию территории и т. п.

За последние 20 лет акватория Большого залива сократилась почти на четверть преимущественно за счет наиболее мелководных участков всей прибрежной полосы. В связи с этим ухудшились условия зимовки фламинго, которые в 70-е годы стали зимовать вне залива, с морской стороны Куринской косы. Однако в связи с начавшимся в конце 70-х - начале 80-х годов подъемом уровня Каспия усыхание залива прекратилось и акватория увеличилась до прежней, в 1982 г. уровень воды поднялся более чем на 0,5 м (устное сообщ. В. П. Литвинова).

Неблагоприятное антропогенное влияние проявляется в границах угодья и за его пределами. Коренное изменение специализации сельского хозяйства в прилегающих районах, переход от рисосеяния и зернового полеводства, когда пожнивные остатки и всходы озимых злаков служили кормом зимующим гусям, к овощеводству, виноградарству и хлопководству, связанным с осушением заболоченных территорий и водоемов (Ленкоранское Морцо, болота Астаринского р-на), разбор на орошение воды рек, питающих водоемы угодья, существенно изменили экологическую обстановку для зимующих птиц, особенно гусей.

Зарегулирование стока воды на прилегающих территориях и в границах угодья создает неблагоприятный гидрологический режим, проявляющийся в несовпадении сроков обводнения зимовочных мелководий с временем массовой осенней миграции и начальным этапом формирования зимовочных скоплений гусеобразных. Недостаточный контроль за своевременным и достаточным обводнением создает неблагоприятные условия зимовки, вследствие чего в последние 10-15 лет число птиц, пролетающих транзитно над угодьем, значительно превышает число остающихся на зимовку. По сравнению с 50-ми годами, когда численность зимующих уток и лысух достигала 10 млн., в 60-е годы она снизилась до 3 млн., к концу 60-х - до 1,5 млн., в начале 70-х - до 0,5 млн., в конце 70-х - начале 80-х годов - 0,2-0,4 млн. особей [22]. Осенью и зимой 1978/79 г. максимальная осенняя численность составляла 298,7 тыс. и среднезимняя- 102,8 тыс. особей [40]. Интенсивность пролета и массовость зимовок сократились за 30 лет почти в 30 раз.

Высокий осенне-летний уровень воды на разливах, искусственно поддерживаемый в течение многих лет рыбхозами, расположенными в пределах угодья, неритмичная и негарантированная подача воды привели к замене на значительных площадях разнотравно-злаковой растительности, служившей кормовой базой зимующих гусей и стрепетов, на тростниковые и ситниковые ассоциации, не использующиеся этими птицами.

Кроме того, территория, которая занята нерестово-выростными прудами рыбхоза (площадью около 520 га), находящимися в пределах степных участков заповедника, также заросла тростником и рогозом.

Зарегулированный сток создал нестабильный солевой состав воды в Большом Кызыл-Агачском заливе, в результате чего резко снизилась биомасса основных кормов (зостеры и харовых водорослей) уток, лысухи и лебедей. В последние 20 лет, несмотря на благоприятные климатические и погодные условия, из-за уменьшения запасов растительных кормов и обеднения кормовой базы растительноядные водоплавающие птицы начинают покидать места зимовки уже с середины зимы, когда численность их уменьшается более чем вдвое по сравнению с начальным периодом.

Существование рыбхозов на территории заповедника изменило на значительных площадях естественные экосистемы сухопутной степной части, которая изрезана сетью подводящих каналов и коллекторов, пересечена магистральным, сбросным и аварийным каналами в сочетании с элементами рельефа, образовавшимися в результате земляных работ при сооружении гидросети - дамбами, обвалованиями нерестово-выростных прудов, конусообразными выбросами грунта вдоль каналов и коллекторов. Измененный годовой ритм обводнения лиманов и разливов, вызванные этим растительные сукцессии, новые антропогенные элементы ландшафта создали благоприятные условия для обитания и роста численности наземных хищников (волка, шакала, лисицы, камышового кота) и дикого кабана, а также изменили распределение их в угодье.

Изменение основных типов естественных экосистем и ценозов вызвано также общим поднятием уровня грунтовых вод в связи с сооружением дамбы, перекрывшей Малый Кызыл-Агачский залив и превратившей его в замкнутый пресноводный водоем.

Огромную роль продолжает играть фактор беспокойства (браконьерская добыча птиц на зимовке и лов рыбы в Большом Кызыл-Агачском заливе, сопровождающийся ездой на моторных лодках и мотоциклах по берегу и другие нарушения заповедного режима), создающий некомфортные условия на местах кормежки и отдыха водоплавающих птиц.

Все перечисленные естественные и антропогенные неблагоприятные факторы существенно нарушили и продолжают нарушать экологическую обстановку в угодье и уменьшают его биологическую емкость для зимовки гусеобразных и лысухи.

Научные исследования угодья начаты более 50 лет назад. В 30-40-е годы они носили инвентаризационный характер, в 50-70-е годы были сосредоточены на изучении пролета и зимовок водоплавающих и околоводных птиц, а также экологии отдельных видов и массовых колониальных гнездовий голенастых и бакланов. Ежегодно в период зимовки проводится комплекс научно-исследовательских и учетных работ при координации их Каспийской орнитологической станцией Астраханского заповедника. Заповедник участвует в разработке фронтальных тем по изучению продуктивности вида в ареале (серого гуся, лебедей), а также проводит комплексные исследования и разработку методов увеличения биологической емкости зимовочных угодий водоплавающих птиц. Разработаны пути мелиорации пресноводных зимовочных угодий речных уток и пространственно-временная схема этих биотехнических мероприятий, которая предусматривает сопряженность во времени механической расчистки ложа заливаемых зимовочных Акушинских и Лопатинских разливов и Калиновского лимана от сухой жесткой растительности прошлых лет (частично путем выжигания) и обводнения их до оптимального уровня к началу массового пролета и формирования зимовочных скоплений гусеобразных. Схема предусматривает также установление оптимального гидрологического режима Калиновского лимана, где наиболее благоприятны условия гнездования уникальной колонии голенастых птиц (в первую очередь труднодоступность для наземных хищников). Однако эта система биотехнических мероприятий реализуется не до конца.

С конца 60-х годов в связи с резким ухудшением условий зимовки гусей Кызылагачским заповедником проводится работа по созданию кормовых полей (посевы ячменя) для привлечения на зимовку гусей - серого, белолобого и пискульки, а также стрепета. Около 1,5 тыс. га посевов до некоторой степени компенсируют утрату посевов озимых злаков в Муганской степи, служивших ранее основными кормовыми биотопами, и позволяют зимовать на них более 20 тыс. гусей и стрепетов [40].

В условиях значительного изменения естественного облика режим особо охраняемого водно-болотного угодья международного значения, и в том числе Кызылагачского заповедника, должен быть направлен на восстановление и поддержание биологической емкости этого важнейшего и одного из немногих мест массовой зимовки водоплавающих птиц в Советском Союзе. В первую очередь необходимо принять меры по оптимизации гидрологического режима мест зимовки уток, стабилизации гидрохимического режима Большого залива и дифференцированной охране территории угодья в соответствии с функциональным значением разных участков.

Падение уровня Каспийского моря обусловило обсыхание Большого залива и уменьшение его акватории в 60-70-е годы почти на четверть [22], но в начале 80-х годов оно прекратилось в связи с начавшимся подъемом уровня Каспия (на 70-80 см) и восстановлением акватории залива. Однако такие зимовочные водоемы, как Акушинские разливы, могут быть своевременно и достаточно обводнены только за счет дополнительной к стоку р. Акуши воды магистрального канала, что вполне возможно за счет устройства шлюза в канале у вершины Акушинских разливов и дополнительной насосной установки.

Стабилизация гидрохимического режима Большого залива возможна лишь с прекращением двукратного (весной и летом) сброса в него пресной воды из Калиновского лимана и Лопатинских разливов. Одним из вариантов решения может быть сброс воды в пресноводный Малый залив через шлюз в его вершине после незначительной реконструкции гидротехнических сооружений (перекрыв русло сбросного канала ниже шлюза Калиновского лимана), а из Малого залива - в море, вне зоны влияния на водные ценозы Большого залива. Улучшив, с одной стороны, условия для сохранения запасов водоплавающей дичи, эти мероприятия не повлекут за собой неблагоприятных последствий для рыболовства и рыбоводства района.

Дифференцированная охрана может быть реализована зонированием территории угодья, сочетанием в его границах разных режимов. Строгой заповедности сохранившихся в естественном состоянии участков (колониального гнездования голенастых и фламинго, с наибольшей плотностью султанки и турача, массовых скоплений водоплавающих и стрепета на зимовке и т. д.); территорий, биологическая емкость которых как местообитаний водоплавающих птиц поддерживается биотехническими мероприятиями (посевы кормовых злаков для гусей, мелиорируемые участки зимовочных скоплений уток, водоемы с зарегулированным стоком и т. д.). Участки с допустимыми формами хозяйственного использования, сочетающимися с задачей охраны массовой зимовки водоплавающих или гнездования других околоводных птиц (например, существование сети гидротехнических сооружений, обеспечивающих обводнение как рыбохозяйственных водоемов, так и местообитаний птиц в пределах особо охраняемого водно-болотного угодья, имеющего международное значение; охранная зона заповедника).