Охрана местообитаний водно-болотных птиц

Международная деятельность по выявлению наиболее ценных вводно-болотных местообитаний птиц

В связи с нарастающей деградацией многих участков гидросферы, принявшей к 60-80-м годам глобальный характер, экологическая комиссия МСОП в мае 1961 г. приняла решение о подготовке списка водоемов, заслуживающих особой охраны. Это направление международной природоохранной деятельности получило наименование "Проект АКВА", имевший целью возможно более длительное сохранение в естественном состоянии максимального числа участков гидросферы не только как ценнейшего и жизненно важного природного ресурса, но и как объектов, представляющих большую ценность для науки, культуры, просвещения, воспитания, рекреации и иного социального и экономического использования.

Началом реализации этого проекта было составление аннотированного списка таких водоемов, которые подразделены на две категории: 1) естественные или слабо измененные; 2) сильно измененные или полностью созданные человеком. К первой группе отнесены континентальные пресные водоемы и некоторые солоноватоводные, а также солоноводные участки морских побережий, естественным образом связанные с пресными водами; ко второй - искусственные водохранилища (например, крупные водохранилища в СССР, искусственные озера в Африке и т. п.), которые могут рассматриваться как широкий эксперимент в природе. В зависимости от характера сведений о водоемах они подразделены на три группы: 1) классические, хорошо известные и изученные и документированные; 2) ценные по прошлым или проводящимся в настоящее время, а также планирующимся исследованиям; 3) подверженные ускоренным изменениям. Информация такого рода давала возможность выделить эталонные водоемы, мало затронутые антропогенным воздействием, для мониторинга не только возрастающего количественного изменения во внешней среде, но и качественных физических и биологических изменений. Всего в перечень проекта АКВА вошло 732 объекта: стоячие водоемы, оазисы, пруды, водохранилища, специфические водоемы аридных областей, водопады, равнинные и горные реки, ручьи, прибрежные морские мелководья, заливы, дельты, эстуарии, фьорды, лагуны, подземные воды, источники. В особую группу выделено 30 объектов (4 %), отнесенных к категории водно-болотных угодий. В список АКВА внесено 43 природных и 20 искусственных водоемов СССР [78].

В 1954 г. Международный Совет по защите птиц (СИПО) с целью активизации и координации научных исследований в области охраны и рационального использования водоплавающих птиц и их местообитаний учредил Международное Бюро по изучению водоплавающих птиц (МБИВ) на базе Международного института исследований водоплавающей дичи, основанного в Англии в 1947 г. Одновременно с подготовкой списка проекта АКВА в 1961 г. МСОП принял решение подготовить предварительный список водно-болотных участков, имеющих международное значение в качестве местообитаний водоплавающих и околоводных птиц.

Первая международная конференция в рамках этой проблемы была созвана совместно МБИВ, МСОП, СИПО и Международным Советом по охоте (МСОД) в 1962 г. в Сен-Мари де ля Мер в Камарге, на юге Франции. Программа исследований получила наименование "Проект MAP" и касалась контроля и охраны водоемов и влажных зон Западной Палеарктики: Европы, Северной Африки, Передней Азии, включая в пределах СССР Западную Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию. Последующие международные конференции и технические совещания были посвящены как общим, так и региональным аспектам этой программы. В 1975 г. опубликован первый список европейских и североафриканских водно-болотных угодий международного значения, включавший 227 объектов в 30 странах. В результате деятельности МБИВ проект MAP принял форму "Конвенции о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение главным образом в качестве местообитаний водоплавающих птиц", которая была подписана 2 февраля 1971 г. в Иране в г. Рамсаре [75]. Конвенцию обычно называют "Рамсарской". Сфера ее деятельности по сравнению с проектом MAP территориально расширилась за пределы Западной Палеарктики.

Согласно Конвенции, водоемы и заболоченные территории подлежат охране как регуляторы водного режима и местообитания не только водоплавающих птиц, но вообще характерной флоры и фауны. К ним относятся все типы болот, естественные и искусственные внутренние водоемы (постоянные и временные, проточные и стоячие, пресные и соленые), а также морские прибрежные акватории, глубина которых при отливе не превышает 6 м. Под водоплавающими понимаются все птицы, экологически связанные с водоемами. Суть Конвенции сводится к тому, что каждая договаривающаяся сторона способствует охране водно-болотных угодий, создавая резерваты на заболоченных территориях независимо от того, включены ли они в список угодий международного значения (группа А) или не включены (группа Б), и обеспечивает надлежащий надзор за ними. По условиям Конвенции в связи с настоятельными интересами государства водно-болотное угодье международного значения может быть исключено из Списка или уменьшена его площадь. Однако в этих случаях потеря ресурсов водно-болотных угодий должна быть, насколько это возможно, равноценно компенсирована. Группу Б составляют угодья национального значения (в масштабах страны). Конечной целью предполагается создание сети постоянных или временных убежищ для водоплавающих и околоводных птиц с оптимальными условиями обитания в разные сезоны года. Конвенция была открыта для подписания в 1974 г., к 1982 г. в ней участвовало около 30 стран. Советский Союз подписал Конвенцию в начале 1974 г., ратифицировал в декабре 1975 г.

Международное значение водно-болотного угодья как местообитания водоплавающих и околоводных птиц определяется согласно критериям, разработанным после вступления в силу Рамсарской конвенции и рекомендованным международной конференцией, состоявшейся в 1974 г. в г. Хейлигенхафене, ФРГ [64, 76].

Первая группа критериев определяет значимость угодья для популяций или отдельных видов животных или растений. Водоем или заболоченная территория должны обладать генетическим и экологическим качественным разнообразием флоры и фауны, представлять оптимальные местообитания растений и животных, в первую очередь водоплавающих и околоводных птиц. В период миграции угодье должно посещать не менее 1 % биогеографической популяции одного из видов водоплавающих птиц или регулярно посещать не менее 10 тыс. уток, гусей, лебедей, 10 тыс. лысух или 20 тыс. куликов.

Вторая группа учитывает репрезентативность или уникальность угодья, типичность водно-болотных сообществ конкретного биогеографического региона, критическую стадию или экстремальные условия для биологических или гидроморфологических процессов.

Третья группа критериев охватывает научную, просветительную и рекреационную ценность угодья; удобство его расположения и оснащенность для научных исследований, достаточную изученность и документированность в течение многих лет, регулярные публикации результатов его длительного изучения, которые вносят вклад в совместные международные исследования, и дают широкие возможности для экологического воспитания и роста экологического сознания людей.

Четвертая группа предусматривает реальную возможность управления угодьем, отсутствие опасности загрязнения, серьезного нарушения гидрологического режима и отрицательных последствий промышленного воздействия.

За время действия Рамсарской конвенции при активной деятельности МБИВ в рамках программ МСОП и ЮНЕП в 70-е годы была проведена инвентаризация наиболее важных местообитаний водно-болотных птиц [76] и опубликован справочник по угодьям Западной Палеарктики [64]. Из 44 стран этого региона, представивших сведения, 27 участвуют в Конвенции. В справочнике (в соответствии с разработанным кодированием) представлены краткие формализованные сведения о 898 наиболее ценных местах обитания водоплавающих, прибрежных и болотных птиц в Европе, Северной Африке и Передней Азии. Большинство угодий (759, 85%), нуждающихся в охране, сосредоточено в Европе, наиболее освоенной, урбанизированной и изученной части света. К категории участков, имеющих международное значение, отнесено 214, общей площадью около 6,8 млн. га, из которых 2,8 млн. га занимают 12 водно-болотных угодий этого ранга на территории CCCP

В разных странах выделено от 1-2 (Лихтенштейн, Ливан, Иордания) до 87 (Великобритания, Швеция), чаще всего около 20-30 участков.

Трудности, обусловленные национальными различиями в организации, принципах управления, системе охраны требовали в ряде случаев модификации критериев для угодий международного значения, преимущественно их упрощения. Д. Скоттом [65] была проведена предварительная оценочная опись водно-болотных угодий международного значения в Западной Европе и Северо-Западной Африке. На основе анализа национальных и региональных списков водно-болотных угодий 23 стран этого региона и использования только некоторых критериев, рекомендованных для их оценки [64, 76], к угодьям международного значения отнесено 544 участка, в том числе в Дании - 89, ФРГ - 48, Нидерландах- 49, Бельгии -7, Великобритании-114, Ирландии - 36, Франции - 42, Италии - 49, Швейцарии- 6, Австрии - 4, Югославии - 12, Албании - 5, Греции-11, Испании-13, Португалии - 5, Тунисе - 14, Алжире - 9, Марокко - 13, Мавритании - 8, СенеГале - 6, Мали - 1, в Нигерии - 3.

В работе Д. Скотта представляет интерес не только итог, но и методический аспект, практическое применение и интерпретация некоторых количественных критериев при оценке и отборе водно-болотных угодий международного значения. Кроме того, сводка содержит информацию об охране мест обитания на путях пролета и в местах зимовки многих видов водоплавающих и околоводных птиц, области массового размножения и линьки которых находятся в СССР. Опыт зарубежных исследователей может быть использован при оценке и формировании перспективной сети особо охраняемых водно-болотных угодий международного и национального значения в СССР. При характеристике участков, включенных в предварительную опись, отразились изложенные ниже исходные положения, которыми руководствовался автор.

Среди "водоплавающих" птиц, к которым по Конвенции отнесены все виды, "экологически связанные с водно-болотными местообитаниями", не принимались во внимание такие морские виды, как буревестники, олуши, бакланы, поморники, чайковые (кроме крачек), а также чистиковые, зимородки, воробьиные, хищные (болотный лунь, скопа), некоторые пастушковые (коростель).

При отборе мест, имеющих международное значение для обитания птиц, участкам, представляющим полное или относительное единство, с естественными географическими границами, отдавалось предпочтение перед участками, составляющими только часть какого-либо более обширного угодья; участки, представляющие функциональное единство (например, служащие местами гнездования, линьки, отдыха, кормежки и т. д.), предпочитались участкам, выполняющим лишь одну из функций. В ряде случаев незначительные по площади угодья, используемые несколькими видами птиц, для которых все они в одинаковой степени важны, считались единым угодьем международного значения. Напротив, слишком обширные угодья, равные или совпадающие по площади с крупными природными или административными районами (например, Солонь, Бренн, Ле Домм во Франции, Соммерсет Левелз в Великобритании), оставлены без оценки и не были включены в перечень, так как требовали дополнительных исследований с целью уточнения границ самых важных мест обитания птиц.

При оценке водно-болотных угодий существенное значение придавалось видам-индикаторам. Концепция видов-индикаторов состоит в том, что угодье не может иметь международного значения только как местообитание одного вида даже в том случае, если оно выделено по количественному критерию только для этого вида, но имеет такое же важное значение хотя бы еще для одного вида. Вероятнее всего, связи с частичным или значительным совпадением требований разных видов водных птиц к местообитаниям сеть участков, выделенных на основе неполного применения всех критериев, будет включать подавляющее большинство водно-болотных угодий, имеющих действительно международное значение, в том числе и для самых редких видов.

Некоторые отступления от критериев позволили включить в группу участки, не вполне удовлетворяющие условиям Рамсарской конвенции, но жизненно важные для птиц в критические периоды годового цикла (например, удаленные от берега острова, где зимует белощекая казарка, отдельные рощи или древесные насаждения с колониальными гнездовьями серых и больших белых цапель и т. д.). Особенно это касалось крачек рода Sterna, большинство западнопалеарктических видов которого в настоящее время зависит от состояния водно-болотных угодий и морских экосистем, поэтому в Западной Европе все известные места гнездования этих птиц внесены в перечень угодий группы А.

Участки рассматриваемого региона, вошедшие в перечень угодий международного значения, удовлетворяют некоторым количественным критериям, относящимся только к присутствию птиц в водно-болотном угодье. Качественные экологические характеристики самих угодий (репрезентативность, уникальность, уязвимость, разнообразие и степень сохранности естественных ценозов и т. п.) на первом этапе их оценки во внимание не принимались, но это принципиально не влияло на оценку участков международного значения на популяционном уровне.

Из количественных критериев использованы три:

1) угодье регулярно поддерживает 1 % пролетающих птиц или биогеографической популяции одного вида водоплавающих (но не менее 100 особей);

2) угодье регулярно поддерживает 10 тыс. уток, гусей и лебедей, или 10 тыс. лысух, или 20 тыс. куликов;

3) угодье поддерживает существование значительного числа видов животных и растений, находящихся в угрожаемом положении.

Термин "популяция" в перечисленных количественных критериях в одних случаях имеет общепринятый смысл, в других приобретает условность, будучи основан на временной пространственной общности птиц разных видов, что для практической оценки и отбора водно-болотных угодий международного значения нам представляется допустимым. Угодья международного значения оценивались на основании расчета 1 %-критерия (здесь и далее мы приняли такое написание первого критерия) численности следующих пяти категорий "биогеографических" популяций: 1) полной популяции вида; 2) полной популяции четкого подвида; 3) дискретной популяции, географически четко изолированной от других популяций того же вида или его подвидов; 4) вероятно, дискретной популяции, географически изолированной от других популяций вида в течение большей части года, но требующей дальнейшего изучения с целью уточнения ее границ (если они существуют вообще) и характера перекрывания с областью распространения других популяций; 5) региональной популяции вида или подвида, относительно изолированной в один сезон года, но, вероятно, широко перекрывающейся в другие сезоны.

В ряде случаев "негнездовой" 1 %-критерий был определен из численности гнездящейся популяции, исходя из положения, что осенью и ранней весной у большинства видов водоплавающих птиц с ранним созреванием число особей в регионе должно в 3-4 раза превышать число гнездящихся пар. В очень немногих случаях численность гнездящихся популяций была вычислена, наоборот, на основе известной численности зимующих птиц.

Термин "регулярно" предполагает, что для каждого случая (места, ситуации) имеются данные за 7-8 лет из 10. Однако на первом этапе из-за недостатка сведений от таких оптимальных условий пришлось отказаться, так как в противном случае многие места международного значения пришлось бы из списка исключить. В частности, это относится к участкам аридных и субарктических областей, которые обводняются на короткий срок, но имеют тогда огромное значение для водно-болотных птиц, а также участки по границе зоны зимовок, выполняющие роль рефугиумов в экстремально суровые зимы или при резких кратковременных изменениях условий обитания. Этим двум группам водно-болотных местообитаний придавалось международное значение, если была возможность оценить их по средним показателям за несколько лет. Например, участок обеспечивает обитание 5 % популяции в один год из пяти или 1 % популяции в течение пяти лет ежегодно. При недостатке фактических данных в некоторых случаях на основании экспертных оценок допускалось, что немногие данные репрезентативны и могут быть соответственно использованы.

При оценке международной значимости водно-болотного угодья для отдельного вида в большинстве случаев соблюдалось условие, что средний максимум его численности в отдельные сезоны превышает соответствующий средний многолетний показатель. Например, для гнездящихся птиц среднее число гнездящихся пар должно превышать 1 % численности популяции в течение нескольких лет. Решающим показателем для мест линьки была также среднемноголетняя численность в этот период. Потенциальная или "поддерживающая" емкость угодья оценивалась по средним максимальным показателям (среднее годовых максимумов за ряд лет). Абсолютный максимум был использован только в тех случаях, когда он был единственным показателем численности и значительно превышал требуемый критериями уровень.

Большинство оценок мест для гнездящихся популяций и значительная часть по пролетным и зимующим водоплавающим птицам и куликам в Северо-Западной Европе сделаны по материалам конца 70-х годов, часть - начала 70-х годов, преимущественно для районов Юго-Восточной Европы и Африки. В исключительных случаях были использованы только данные, полученные за 5 лёт наблюдений или аналогичные им.

В дополнение к первому критерию, применявшемуся к неразмножающимся птицам (зимующим, пролетным, линяющим, летующим) был разработан 1 %-критерий для гнездящихся пар биогеографической популяции одного вида водно-болотных птиц. При этом минимальный уровень этого критерия не устанавливался и оценка значимости угодья делалась по гнездящимся птицам независимо от негнездящихся.

Второй критерий оказался легко применим к таким широко распространенным массовым видам, как кряква, обыкновенная гага, лысуха, чибис, чернозобик. Из 161 участка, выделенного по этому критерию, только 3 не имели международного значения по первому критерию, т. е. для какого-либо одного вида. В то же время только 5 участков могли быть отнесены к угодьям этого ранга для кряквы и обыкновенной гаги и 3 - как угодья международного значения для какого-либо одного вида.

Третий критерий довольно широко интерпретировался при оценке местообитаний редких видов, подвидов или генетически дискретных популяций, численность которых не превышает 10 тыс. особей или 2,5 тыс. гнездящихся пар. Критерий был применен в отношении внесенного в Красную книгу МСОП кудрявого пеликана, большой белой цапли, двух изолированных популяций колпицы, исландской гнездящейся популяции, лебедя-крикуна, шпицбергенских гнездящихся популяций белощекой и черной казарок, северо-западных африканских популяций огаря, мраморного чирка, савки, султанки, испанской лысухи, журавля-красавки, тонкоклювого кроншнепа и розовой крачки. Для ограниченных популяций этих видов необходимо было совершенствовать критерий в соответствии с их статусом и экологическими требованиями. В тех случаях, когда 1 %-критерий обеспечивал достаточный охват популяции, он использовался, но в некоторых случаях без соблюдения минимального уровня (100 особей). В отношении особенно малочисленных и уязвимых популяций от 1 %-критерия отказались, расценивая все без исключения места регулярного размножения как имеющие международное значение. В особо исключительных случаях (например, в отношении тонкоклювого кроншнепа) к этой категории местообитаний были отнесены все места регулярных встреч птиц в любое время года.

Количественные критерии были определены для негнездового периода 86 видов, из них для 32 уточнены и для сезона гнездования в описываемом регионе. В северных широтах размножаются 20 видов куликов и уток, но в описываемый регион входят лишь периферийные части гнездовых ареалов 8 видов - свиязи, морской чернети, синьги, гоголя, серого журавля, большого улита, среднего кроншнепа, камнешарки, и численность размножающихся птиц здесь слишком мала, чтобы эти местообитания имели международное значение. Однако периферийные популяции синьги, серого журавля, среднего кроншнепа и камнешарки хорошо обеспечены угодьями международного значения, выделенными для других видов.

Для видов, образующих вне периода размножения большие скопления в немногих местах, но широко рассеивающихся для гнездования; вместо 1 %-критерия предложено пользоваться критерием общей плотности гнездования, т. е. оценивать значимость водно-болотного угодья для всего гнездового сообщества птиц, а не для отдельных видов. Такое изучение плотности гнездования водоплавающих птиц и куликов уже проведено в некоторых странах Северной Европы и Нидерландах.

Возможность применения 1 %-критерия в значительной степени зависит от правильности оценки общей численности условных "биогеографических" популяций. Принципиально важно, что 1 %-критерий применим только к явно дискретным популяциям с четкими областями гнездования, линьки и зимовки. В некоторых случаях такая популяция представляет единственную популяцию вида или подвида (белолобый гусь, гнездящийся в Гренландии, краснозобая казарка, островной подвид большого веретенника). В других случаях хорошо отличимые изолированные популяции с незначительным обменом генами существуют на уровне вида или подвида. Таковы две популяции короткоклювого гуменника, три белощекой казарки и две исландского песочника. У большинства широко распространенных обычных видов дискретные популяции практически не установлены, и птицы, гнездящиеся в одной части ареала, могут зимовать в очень удаленных друг от друга областях и, наоборот, собираться в одном ограниченном месте зимовки из разных областей гнездования.

Значение 1 %-критерия численности полной популяции может быть столь велико, что затруднит отбор большинства (если не всех) мест, важных для отдельных видов. В этих случаях предлагается оценивать угодье исходя из численности птиц, гнездящихся или зимующих в относительно четко определяемом "биогеографичеоком регионе", независимо от их распространения в другие сезоны. Концепция "биогеографических" регионов была применена к следующим трем категориям птиц: зимующим уткам, пролетным и зимующим куликам, гнездящимся водно-болотным птицам.

Из пяти главных областей зимовки водоплавающих птиц Западной Палеарктики [76, 77] для уток рассматриваются три: северо-западноевропейский, включающий балтийские и атлантические побережья до Пиренейского п-ова; черноморско-средиземноморский, включающий центральноевропейские озера; западноафриканский к югу от Сахары (рис. 1). Количественный 1 %-критерий выведен из уровня численности единых популяций этих регионов (т. е. всего населения) в середине зимовки, но распространялся и на период пролета (принималось, что в это время он должен быть ниже) и был использован для оценки мест обитания свиязи, чирка-свистунка, кряквы, шилохвости, хохлатой чернети, красноголового нырка, гоголя, длинноносого и большого крохалей.

Главные области зимовки западнопалеарктических водоплавающих птиц

Основной единой популяцией пролетных и зимующих куликов были приняты особи, зимующие или пролетающие через запад Европы и Средиземноморского бассейна, включая Италию и Тунис, север и запад Африки. К этому региону тяготеют гнездящиеся на севере виды: кулик-сорока, галстучник, золотистая ржанка, тулес, песчанка, чернозобик, малый веретенник, средний и большой кроншнепы, травник, камнешарка. Для широко гнездящихся на континенте куликов (кулика-воробья, турухтана, номинального подвида большого веретенника, щеголя, большого улита) и мигрирующих на африканские зимовки не атлантическим путем, а пересекая Центральную Европу и Средиземное море, был определен единый 1 %-критерий, а для двух дискретных популяций исландского песочника в Западной Палеарктике, лишь на краткое время смешивающихся в Вадден-Зее, образуя колоссальные скопления в период миграций, так же как и галстучника и песчанки, смешивающихся во многих местах, 1 %-критерий определялся по региональному принципу, дифференцированно для мест остановки на отдых как для "объединенной популяции", а для зимнего периода - отдельно для каждой из этих двух географически разобщенных популяций вида, по первому критерию.

Определен 1 %-критерий для большинства гнездящихся популяций водных и прибрежных птиц описываемого региона, включая Средиземноморский регион, Центральную и Юго-Восточную Европу. В пределах этой области одни популяции оказались четко дискретны, например западносредиземноморские - западноафриканские популяции египетской цапли и африканского подвида фламинго, атлантические популяции шилоклювки и пестроносой крачки, западноевропейские популяции колпицы и красноносого нырка, юго-восточноевропейские популяции колпицы и каравайки. Популяции других видов трудноотделимы от гнездящихся восточнее, в том числе и в Азии: большого баклана, большой выпи, кваквы, желтой цапли, малой белой и рыжей цапель, ходулочника, луговой тиркушки, морского зуйка, чайконосой и речной крачек. В последнем случае 1 %-критерий был определен для птиц, гнездящихся в Европе до Карпат (исключая СССР и область Черного моря) и северо-западе Африки, основываясь на том, что птицы, гнездящиеся на юго-западе европейской части СССР, летят на зимовку через восточное Средиземноморье и Ближний Восток в Восточную Африку.

В итоге Д. Скоттом обобщены и проанализированы сведения о состоянии популяций 86 видов и подвидов водоплавающих и околоводных птиц, из них 29 (33 популяции) в гнездовой и внегнездовой период и 52 (111 популяций) - в период миграций и зимовки, определен 1 %-критерий для единых и дискретных популяций. Величина 1 %-критерия для гнездящихся популяций Северо-Западной Европы и Северной Африки колебалась от 5 до 1200 пар, для зимующих и мигрантов - от 15 до 20 000 особей (табл. 1).

Значение 1% критерия для водно-болотных птиц в Западной Европе [65]

Таблица 1
Для гнездящихся Для мигрантов и зимующих
Число пар Число видов и подвидов с данным значением критерия Число особей Число видов и подвидов с данным значением критерия
5-100 20 15-150 17
200-400 6 200-1000 33
700 1 1500-7500 17
1200 2 10000-20000 10
Всего 29   77

В группу с условно "нулевым" значением 1 %-критерия отнесены виды, все места гнездования которых и встречи в любой сезон в (данном) регионе оцениваются как имеющие международное значение (кудрявый пеликан, испанская лысуха, журавль-красавка, тонкоклювый кроншнеп, савка).

Отбор водно-болотных угодий этой категории для редких и малочисленных видов проведен также по критериям с очень низким числовым значением: для большой белой цапли - 5 пар, султанки - 5, мраморного чирка - 6, чайконосой крачки - 20, большой выпи - 25, луговой тиркушки - 30, каравайки - 35, желтой цапли- 40, малого баклана - 50, ходулочника - 50, красноносого нырка - 60, рыжей цапли - 65, розового пеликана- 75 пар. Значение 1 %-критерия 100 и более пар имеют обычные гнездящиеся виды Северо-Западной Европы и Северной Африки: большой баклан-100 пар, морской зуек-100, малая белая цапля-130, египетская цапля-140, фламинго - 200, кваква - 200, черная крачка - 200, пестроносая крачка - 400; максимальный уровень этого критерия имеют большой веретенник- 1250 пар и полярная крачка-1200 пар. Состояние дискретных популяций некоторых видов отражено величиной критериев: западноевропейская популяция колпицы - 5 пар, восточноевропейская - 20; атлантическая популяция малой крачки - 50 пар, средиземноморская- 100; северо-западноевропейская популяция шилоклювки-100 пар, южноевропейская средиземноморская- 115 пар. Низкое количественное выражение критериев отражает неблагополучие мест гнездования большинства видов водоплавающих и околоводных птиц на континенте и побережьях Западной Европы и Северной Африки и относительное благополучие мест гнездования очень немногих видов на малонаселенных северных морских островах.

Второй количественный критерий (10 тыс. пластинчатоклювых или 20 тыс. куликов или лысухи) оказался применим на уровне вида только к лысухе, четырем видам уток (синьге, морянке, обыкновенной гаге, крякве) и пяти видам куликов (чернозобику, чибису, бекасу, турухтану, золотистой ржанке) в периоды перелетов и зимовки. В отношении оценки водно-болотных угодий международного значения для большинства других видов этот критерий был использован только для "объединенных" на региональном принципе "популяций".

Таким образом, зарубежный опыт реализации программы MAP в Рамсарской конвенции в регионе Северо-Западной и Западной Европы и Северо-Западной Африки показал, что при определении уровня значимости места обитания с целью отнесения его к категории водно-болотных угодий международного значения для вида или группы видов птиц в некоторых случаях приходится прибегать к существенной модификации количественных критериев, учитывая современный статус вида (в первую очередь состояние его численности и тенденцию ее изменения, особенности размещения вида в ареале), а также современное состояние его местообитаний и распределение их в пределах ареала. Критерии, рекомендованные для оценки и отбора водно-болотных угодий международного значения, в условиях Западной Европы и Северо-Западной Африки применимы главным образом лишь к видам, численность которых находится на "ресурсном" уровне, и неприемлемы для видов малочисленных и находящихся под угрозой исчезновения, для которых количественные критерии должны быть выражены минимальными показателями. В большинстве случаев угодья практически оцениваются по "комбинированному" критерию для нескольких видов или суммарного населения птиц по региональному принципу, а для редких видов - путем экспертных оценок.

Опыт применения критериев для выделения угодий международного значения показывает, что они не должны быть жестко определенными, их числовые значения могут меняться в зависимости от ситуации. Поэтому, хотя по масштабам нашей страны критерий пребывания 10 тыс. уток и 20 тыс. куликов представляется низким, выработка своих "национальных" критериев угодий международного ранга, на наш взгляд, пока неоправдана. Критерий 10 тыс. может считаться приемлемым, например, для Прибалтики, а для Каспийского региона и 100 тыс. зимующих птиц может оказаться недостаточным для придания угодью столь высокого ранга. Наши данные о сезонном размещении птиц пока недостаточны и меняются, оценок численности по регионам крайне мало для того, чтобы выработать региональные критерии, но работу в этом направлении следует начинать, тем более что появились хорошие исходные данные для разработки 1 %-критерия, например для лебедя-шипуна, и оценки суммарной численности групп водоплавающих для частей такого крупного региона, как Срединный [62].

Рассмотренные варианты оценки водно-болотных угодий международного значения представляют интерес как начальный практический этап выявления важнейших звеньев единой международной сети местообитаний водоплавающих и околоводных птиц. Однако эффективная реализация международных соглашений в области охраны мигрирующих водоплавающих птиц как юридического источника норм права возможна только при условии выполнения договаривающимися сторонами предусмотренных конкретных обязательств.