Охрана местообитаний водно-болотных птиц

Неблагоприятные воздействия на водоплавающих птиц и их местообитание

Водоплавающие и болотные птицы и их местообитания испытывают сложное воздействие различных факторов, как абиотических и биотических природных, так и антропогенных. Комплекс влияний многообразен, поэтому мы кратко рассмотрим некоторые, наиболее существенные неблагоприятные воздействия, обусловливающие необходимость усиления охраны этой экологической группы птиц и мест их обитания.

Из естественных абиотических факторов для водно-болотных птиц наиболее неблагоприятны экстремальные погодные условия, главным образом в периоды перелетов и зимовки (возвраты холодов, необычно суровые зимы, обильные снегопады, высокий и продолжительный снежный покров, сплошной ледостав), которые приводят к массовой откочевке птиц, гибели от бескормицы, делают ослабленных птиц легкой добычей пернатых и наземных хищников [44].

Например, на Каспийском море, где расположены массовые зимовки водоплавающих птиц в пределах СССР, необычно суровые зимы повторяются в среднем раз в десятилетие: 1924/25, 1934/35, 1936/37, 1949/50, 1956/57, 1968/69, 1971/72 и 1972/73 гг. При формировании зимовочных скоплений в Кызылагачском им. С. М. Кирова заповеднике в начале декабря 1971 г. численность водоплавающих птиц достигала 760 тыс., резкое ухудшение погодных условий в третьей декаде декабря, образование снежного покрова высотой 10-15 см, снижение температуры до -20 °С заставили птиц откочевать южнее, численность их уменьшилась в 12 раз, за счет гибели истощенных особей (в конце зимовки было найдено более 9 тыс. мертвых лысух, 200 лебедей, около 1,5 тыс. уток, 100 фламинго, 1 тыс. стрепетов [50]. В эту же зиму на восточном побережье Каспия в Красноводском и Северо-Челекенском заливах резкое похолодание (до -21 °С) во второй половине ноября и почти сплошной ледостав привели к откочевке основной массы птиц и к чрезмерной их плотности на немногих оставшихся полыньях. Только благодаря организованной Красноводским заповедником подкормке птиц и искусственному поддержанию полыней гибель птиц была уменьшена. Среди погибших 6-7 тыс. птиц лысухи составляли 80-85%, речные утки-12-15%, погибло также несколько десятков фламинго и молодых лебедей [44].

Неблагоприятные метеорологические условия весны в арктических широтах, особенно в сочетании с беспокойством, сопутствующим хозяйственной деятельности людей, существенно снижают успех размножения птиц. В некоторые годы с холодными и затяжными веснами хищническая деятельность песца и пастьба северных оленей сводят к минимуму продуктивность колоний белого гуся на о. Врангеля [57].

Один из регулярно действующих антропогенных факторов - охота. Степень ее локального влияния определяет соотношение охотников и численность птиц, их пространственное и сезонное взаимное размещение, регламентация норм добычи и сроков охоты и т. д. Охота имеет два аспекта воздействия: прямое - на самих птиц (физическое изъятие их из природы), его можно выразить количественно путем учета добытой дичи, и косвенное - через сопутствующие явления и процессы, действие которых не может быть оценено однозначно.

Пресс охоты по-разному проявляется в разных районах. До начала зимовки охотниками изымается в среднем около трети осеннего поголовья водоплавающих птиц.

Например, в 1967-1968 гг. в СССР от западных границ до Енисея общая численность водоплавающих птиц (уток, гусей, лебедей, лысухи) перед открытием охоты составляла около 32 млн., в том числе в европейской части - 15,5 млн., в Западной Сибири, Казахстане и Средней Азии - 16,5 млн. В средние по погодным условиям зимы в пределах страны оставалось на зимовку около 6,2 млн. водоплавающих птиц, а около 15,2 млн. зимовало за ее пределами, т. е. до зимовки охотниками изымалось 34 % птиц (в некоторых районах интенсивной охоты до 70 %). Такими районами были озерная лесостепь Сибири и Казахстана, южные районы страны, в первую очередь морские побережья, дельты крупных рек и плавни, где практически все водно-болотные угодья закреплены за охотничьими хозяйствами или приписаны обществам охотников.

Неравноценно изъятие птиц и из разных географических популяций гусеобразных в пределах СССР.

Из 11,6 млн. особей европейской черноморско-средиземноморской популяции до отлета на зимовку за пределы страны доживало всего 1,5-2 млн., поскольку миграция их проходит через густонаселенные районы; из 8,4 млн. птиц северной беломорско-североморской популяции на зимовку отлетало более 6 млн., т. е. пресс на нее гораздо меньше; из 7,3 млн. птиц сибирско-казахстапской пакистано-индийской популяции в связи с интенсивным освоением Западной Сибири и Северного Казахстана и резко возросшей охотой отлетало на зимовку 2-2,5, млн.; из 6,7 млн. западносибирской каспийско-нильской популяции пределы страны осенью покидало около 2 млн. водоплавающих птиц [74].

Масштабы охоты в разных районах изменяются неодинаково. На фоне повсеместного уменьшения площадей водно-болотных охотничьих угодий добыча птиц в сохранившихся традиционных местах интенсивной охоты на гусеобразных возрастает.

Например, в дельте Волги, включая Волго-Ахтубинскую пойму и район Западных подстепных ильменей, число охотников увеличилось с 4,5 тыс. в 1965 г. до 11,5 тыс. в 1971 г. (в том числе с 2,5 тыс. до 6 тыс. в низовьях собственно дельты), а добыча за эти же годы - со 125 тыс. до 190 тыс. птиц (в низовьях дельты с 90 тыс. до 150 тыс.). С учетом подранков, составивших среди серых гусей и нырковых уток около 40 %, крупных речных уток - около 30% и чирков с лысухой - около 20%, изъятие водоплавающих птиц возросло со 150 тыс. до 230 тыс. [44].

В 1974-1975 гг. угодья дельты ежегодно посещали до 6 тыс. охотников, общая добыча составляла соответственно 197,7 тыс. и 213,1 тыс. птиц, нагрузка на угодья в различных охотничьих хозяйствах - от 3 до 203,9 чел.-дня на 1 тыс. га. Объектами охоты в эти годы были 25 видов водоплавающих, среди которых доминировали или были обычны кряква (16,1 %), шилохвость (11,2%), чирки (25,2%), красноголовый и красноносый нырки (15 %), лысуха (25 %), серый гусь (2,4 %) [20].

Нагрузка на угодья одиннадцати охотничьих хозяйств дельты в 1980 г. составила в среднем 62,8 чел.-дня на 1 тыс. га (всего 38928 чел.-дней), общая добыча - 135,07 тыс. птиц, среди которых серого гуся 2,19 тыс., шилохвости 14,78 тыс., серой утки 3,03 тыс., кряквы 27,29 тыс., хохлатой чернети 6,97 тыс., широконоски 8,84 тыс., прочих уток 6,98 тыс., лысухи 21,66 тыс., с преобладанием взрослых особей [44, 46]. Молодые утки добываются преимущественно в районах гнездования и на пролете: в центральных районах европейской части СССР в 1969-1975 гг. на одну взрослую птицу добывалось 8,8-18,3 (в среднем 12,3) молодых птиц [43].

Ежегодно в течение охотничьего сезона, который в СССР длится 3-3,5 мес, охотниками в 60-е годы добывалось около 30 млн. водоплавающих птиц [15], в 70-е годы общая добыча уток, гусей и лысух уменьшилась на четверть.

Показатели среднегодовой добычи охотниками водоплавающих птиц в СССР

Виды и группы видов 1960-1967 гг. 1970-1975 гг.
Кряква 7,25 7,15
Другие речные утки 6,47 3,66
Чирки 7,06 5,60
Нырковые утки 3,80 2,92
Крохали 0,30 0,21
Гуси, казарки 0,75 0,57
Лысуха 4,37 3,69
Всего 30,00 23,80

Сезон охоты на гусей и уток в странах Центральной и Западной Европы и области Средиземноморья длится 5-8,5 мес, растягиваясь в общей сложности на 9,5 мес, со второй половины июля до конца апреля, т. е. совпадает со сроками массовых осенних и весенних миграций и зимовки. В Польше он составляет 8,5 мес, Франции - 5 мес, Австрии, Италии, Югославии- более 7 мес, Болгарии, Греции, Португалии, Турции - около 6 мес, Великобритании, Дании, Ирландии, Швейцарии - 5-5,5 мес, Бельгии, Испании, Норвегии, Финляндии, ФРГ - 3,5-4,5 мес. Охота на водоплавающих птиц развита в Испании, Италии, Франции, ФРГ, Швеции, Великобритании, Финляндии (от 144 тыс. до 962 тыс. охотников в стране). С точки зрения воздействия охоты на наших птиц в областях массового их пролета и зимовки наименее благоприятна обстановка в Центральной, Западной и Южной Европе.

Особенно велики масштабы охоты во Франции, где в 1962-1965 гг. насчитывалось около 2 млн. охотников, а ружей столько же почти, сколько во всех остальных странах Западной Европы [42]. Вдоль атлантического побережья Франции проходит мощная пролетная трасса водоплавающих птиц и куликов, гнездящихся на северо-востоке Европы и севере Западной Сибири, а также находится несколько важнейших промежуточных миграционных этапов куликов (в первую очередь большого веретенника), мест зимовки уток - красноголового нырка, синьги, пеганки, свиязи, шилохвости и гусей - серого, белолобого, гуменника, черной казарки [82]. За пределами СССР добывается не менее 30 млн. птиц, прилетевших с нашей территории [15].

Прямое воздействие охоты на птиц как фактора преднамеренной элиминации их из природы, иногда значительной, может быть выражено количественно, а косвенное ее влияние как фактора беспокойства оценить практически невозможно.

Весьма существенно отрицательное воздействие браконьерства, масштабы которого определить еще труднее.

Именно бесконтрольная добыча уток и гусей, в значительной степени определила резкое снижение численности птиц в последние 20 лет даже в таком малонаселенном регионе, как северо-восток Азии. Браконьерство как фактор беспокойства во много раз превосходит организованную охоту. К этой же категории относится и применение древних способов промыслового изъятия - сбор яиц, отлов линных уток и гусей, добывание птиц силками и другими самоловами. В районах северного оленеводства (тундре и лесотундре) эти запрещенные, но привычные для аборигенного населения способы добычи в сочетании с беспокойством, причиняемым тысячными стадами пасущихся оленей на весенних и осенних маршрутах, наносят ощутимый урон наземногнездящимся водоплавающим птицам и куликам в период размножения.

Беспокойство отрицательно влияет на птиц, приводя их в некомфортное состояние, нарушая суточный ритм деятельности и режим питания, неблагоприятным образом изменяя бюджет времени, значительная часть которого тратится на обеспечение безопасности, из-за чего птицы не могут оптимально использовать даже высокопродуктивные угодья или не полностью реализовать их биологическую емкость. Этот фактор не позволяет водоплавающим птицам использовать мелкие ("насквозь простреливаемые") кормные водоемы, заставляя их скапливаться и проводить значительную часть времени на открытых малокормных плесах, вне пределов досягаемости выстрелов.

Установлено, что длительное беспокойство, вызываемое регулярным промысловым ловом рыбы в местах гнездования уток и концентрации выводков, отрицательно влияет на рост и развитие утят (снижается скорость роста, масса к моменту поднятия на крыло, на 30% ниже обычной средней), что снижает их индивидуальную устойчивость и популяционную продуктивность [7].

Беспокойство как антропогенное изменение условий жизни приводит и к дополнительной непреднамеренной элиминации части популяций, которая сопутствует, например, капканному промыслу некоторых пушных зверей, промыслу рыбы ставными сетями и другими стационарными орудиями лова. При массовом отлове капканами ондатр гибнет попутно много птиц, особенно пастушковых.

Например, в 1961 - 1963 гг. в дельте Амударьи при отлове ондатр было выловлено более 60 тыс. водно-болотных птиц, в том числе 6,7 тыс. крякв и чирков, 13,5 тыс. лысух и 35,5 тыс. других пастушковых птиц (камышниц, пастушков, водяных курочек). На каждую тысячу пойманных ондатр в дельте Амударьи в среднем отлавливалось 15,5 утки, 33 лысухи и около 90 других пастушковых, в низовьях р. Или - от 80 до 100 птиц этих же групп. Общее изъятие птиц этим путем может исчисляться сотнями тысяч. В рыболовных снастях гибнут преимущественно поганки, крохали и нырковые утки [37].

В эволюционно и исторически сложившихся взаимоотношениях хищника и жертвы любой вид человеческой деятельности, связанной с тем или иным использованием природных ресурсов или среды, как косвенное влияние фактора беспокойства всегда отрицательно воздействует на жертву и усиливает деятельность хищника в данном случае естественных врагов водно-болотных птиц - песца, лисицы, енотовидной собаки, шакала, камышового кота, серой вороны, болотного луня, серебристой чайки и др. [44, 56].

Особенно большой вред водоплавающим птицам в настоящее время наносит серая ворона. В 1973-1980 гг. в бассейне р. Щучьей на юге Ямала в равнинном районе, где ворона многочисленна, выводки морянки наблюдали в большом числе только в 1973 г., что, вероятно, было связано с пиком численности леммингов. В 1979 и 1980 гг. отмечались отдельные выводки по 3-4 птенца. В те же годы в предгорных районах бассейна, где серой вороны практически нет, выводки по 12 (чаще по 7-8) птенцов наблюдали ежегодно. В прошлом веке вороны в этих районах не было, и современное расширение ее ареала к северу и рост численности, по-видимому, объясняются улучшением условий зимовки этого вида (большое количество пищевых отходов на свалках населенных пунктов, увеличение числа звероферм и т. д.). Таким образом, человек способствует росту численности ворон и облегчает им охоту и разорение гнезд водоплавающих птиц. В отношении водоплавающих птиц хищническая деятельность серой вороны проявляется почти исключительно в период их размножения, снижая его успех, и поскольку численность вороны из года в год возрастает, необходимы действенные меры борьбы с ней.

Один из самых существенных факторов беспокойства - возросший за последние годы многочисленный маломерный моторный флот, который во многих случаях стал не только причиной исчезновения уток на гнездовье по берегам рек и в пойме, но и причиной разрушения их прибрежных местообитаний, а на озерах - сплавин. К этой же категории негативного воздействия на птиц и водно-болотные угодья относятся все формы неупорядоченного водного и автотуризма, так же как и многие организованные многолюдные рекреационные мероприятия, которые в сочетании с фактором беспокойства приводят к деградации и необратимой деструкции прибрежных биоценозов.

Таким образом, косвенное отрицательное воздействие непосредственно на птиц намного превосходит даже такое регулярное прямое влияние, как охота, поскольку действует практически повсеместно. Однако главная опасность для многих видов птиц этой экологической группы заключается в антропогенной трансформации природной окружающей среды. Чаще всего причиной снижения численности водно-болотных птиц служит резкое изменение их местообитаний, вплоть до полной их деградации. В первую очередь такие изменения происходят при хозяйственном освоении новых, обширных, нетронутых природных территорий, сопровождающиеся коренным нарушением естественных комплексов. Это промышленная разведка нефтяных и газовых месторождений, прокладка магистральных протяженных коммуникаций (железных и автомобильных дорог, трубопроводов, каналов и т. д.), градостроительство и т. п.

Отрицательно влияет на местообитания водно-болотных птиц осушительная мелиорация, которая непосредственно сокращает площади их обитания. Разрушаются болота, которые человек всегда считал неблагоприятной для себя средой, повсеместно сокращаются их площади. Болота представляют собой терминальные стадии природных сукцессий, очень уязвимы и при определенной степени деградации не восстанавливаются.

На состояние местообитаний водоплавающих птиц в последние 20-30 лет повлияло осуществляемое в широких масштабах зарегулирование стока многих рек и перераспределение его во времени и пространстве в пределах обширных регионов (например, бассейнах Волги, Днепра, Дона, Оби, рек Средней Азии и др.). С одной стороны, это приводит к отрицательному эффекту: изменение площади и конфигурации гидрографической сети на этих территориях вынуждает часть птиц изменять традиционные пути пролета, в некоторых случаях лишает возможности использовать этапные остановки для отдыха (особенно важные для гусей, совершающих длительные беспосадочные "броски" на расстояния в тысячи километров). С другой - к положительному: возникают постоянные и сезонные дополнительно обводненные территории, которые используются птицами: водохранилища, рыбоводные и другие пруды, системы оросительных и дренажных каналов, фильтрационные водоемы, заливаемые бессточные впадины, рисовые чеки и т. п. Расширение площади обитания особенно благоприятно в случае совпадения ее с сезонными экологическими требованиями птиц к местообитаниям и формирования оптимального для птиц гидрологического режима. Однако несогласованность регулирования уровенного режима в водохранилищах с ритмом природных процессов, как правило, влечет неблагоприятные экологические последствия.

Для птиц неблагоприятно не только непосредственное физическое разрушение их местообитаний, но также и существенное изменение специализации сельского хозяйства в районах их распространения, особенно в местах повышенной концентрации. Например, резкое изменение экологической обстановки в местах зимовки на Кура-Араксинской низменности в Закавказье в связи с переходом от зернового земледелия к овощеводству, виноградарству и хлопководству вынудило гусей, и в том числе эндемичный вид - краснозобую казарку, сменить эволюционно закрепленные места зимовки в Азербайджане на богатые озимыми посевами поля Паннонской низменности по Дунаю. Этому способствовало также стравливание лугово-степных участков во время зимовки скота в условиях возрастающего отгонного скотоводства.

К неблагоприятному антропогенному воздействию на водно-болотные местообитания следует отнести все формы загрязнения, которые ухудшают их экологические качества прямо или косвенно, постепенно нарушая трофические цепи, круговорот веществ и поток энергии в водных экосистемах. Агенты и источники загрязнения водной среды разнообразны и многочисленны.

Из форм физического загрязнения довольно распространено тепловое (чаще всего это сброс теплой воды электростанциями), которое изменяет важнейший экологический фактор - температуру среды обитания организмов нижнего трофического уровня, способствуя деградации экосистем. При этом последствия теплового загрязнения более ощутимы в водной среде, чем в воздушной, и масштабы его воздействия на некоторых участках прибрежных морских вод или в отдельных континентальных водоемах могут представлять угрозу стабильности биоценозов. С другой стороны, в местах сброса теплых вод могут формироваться зимовки водоплавающих птиц. Физическое загрязнение и утрата местообитаний происходит также в результате засыпки водоемов нерастворимыми твердыми минеральными веществами - отходами добывающей промышленности (отвалы породы при вскрышных работах, разработка карьеров и т. п.), строительства коммуникаций (дорог, трубопроводов, каналов и т. п.), а также твердыми отходами промышленности, сельского хозяйства и бытовыми.

Распространено и химическое загрязнение местообитаний веществами, изменяющими состав водной среды и растений и животных, служащих птицам кормом. Загрязнение воды, преимущественно в прибрежной зоне или мелководных непроточных водоемах, часто достигает опасных для теплокровных животных концентраций. В первую очередь это относится к гербицидам, широко используемым для борьбы с сорняками злаков (в том числе риса). Наиболее опасно загрязнение пестицидами, обладающими свойством накапливаться в относительно длинных трофических цепях экосистем пресных вод и морских мелководий.

Например, в 1948, 1954 и 1957 гг. с целью уничтожения комаров оз. Клир-Лейк в Калифорнии было обработано ТДЕ (соединением типа ДДТ) в дозе 0,014 млн.-1, в 1958 г. в планктоне его содержалось уже 5 млн.-1, в мышцах и жировой ткани сомика Ameirus catus соответственно 22-221 млн.-1 и 1700-2375 млн.-1, в результате чего колония поганок Aechinophorus occidentalis, питающихся рыбой, насчитывавшая 1 тыс. пар, сократилась до 30 пар почти стерильных птиц, в тканях которых содержалось 2500-1 ТДЕ. В другом случае в результате хронического отравления инсектицидом диэлдрином через кормовые объекты численность пестроносых крачек на побережье Нидерландов снизилась с 40 тыс. пар в 1950 г. до 10 тыс. пар в 1961 г. и 300 особей в 1965 г.

Общеизвестно резкое снижение численности хищных птиц (конечных звеньев трофических цепей), связанное с нарушением репродуктивного цикла в результате постепенного накопления в организме остатков хлорорганических соединений и их метаболитов.

Сельскохозяйственные и коммунальные сточные воды, богатые фосфатами и нитратами, вызывают бурное размножение водорослей и снижение содержания растворенного в воде кислорода из-за разложения мертвого органического вещества, т. е. ускоряют эвтрофикацию и старение поверхностных континентальных вод [43]. Ускоренная антропогенная эвтрофикация мелких озер и других умеренно заросших водоемов резко ухудшает условия гнездования водоплавающих птиц (в первую очередь уток), вынуждая их покидать местообитания.

В последнее время особо неблагоприятную роль стало играть загрязнение вод жидкими углеводородами (нефтью и продуктами ее переработки) и детергентами, которое воздействует на птиц и среду их обитания. Загрязнение вод нефтью, особенно катастрофического характера, становится иногда причиной массовой гибели птиц, которая нередко сочетается с временной и необратимой потерей их местообитаний.

Ежегодно 20-50 тыс. птиц 50 видов (из которых 14 - утиных) становятся жертвами катастрофических нефтяных загрязнений на побережье Нидерландов, около 250 тыс. - Великобритании. Авария танкера "Gerd Maersk" в эстуарии р. Эльбы привела к гибели 250-500 тыс. турпанов. В Западной Европе от нефтяного загрязнения ежегодно гибнет 150-450 тыс. морских птиц [69]. В Дании только при катастрофах в проливе Каттегат в 1968-1977 г. погибло около 50 тыс. птиц, главным образом зимующих турпанов и морских чернетей, а также морянок, синьги и обыкновенных гаг [70, 71].

На 217-километровом участке Балтийского побережья Полыни с сентября 1975 г. по август 1976 г. найдено около 3,2 тыс. мертвых птиц, из которых 86 % были покрыты нефтью: морянка (57%), синьга (9 %), лысуха (7%), озерная (2%) и серебристая (2 %) чайки и чомга. В марте 1979 г. у северного побережья Норвегии между Вардё и Вадсё погибло среди нефтяных пятен на воде (общей площадью более 1 тыс. м²) 10-20 тыс. морских птиц, преимущественно кайр [66]. Из-за загрязнения океанических вод нефтью в Северной Атлантике ежегодно погибает до 400 тыс. птиц [42], при этом на берег выбрасывается не более 10% птиц [33]. После катастрофы танкера "Арго Мерчент" в декабре 1976 г. нефтяное пятно дрейфовало на юг, однако морские птицы, зимовавшие в 840 км к северу от места аварии, имели следы нефтяного загрязнения [73].

Есть основание предполагать, что снижение численности гаги, турпана, морянки и синьги в местах гнездования в тундрах европейской части СССР и Западной Сибири происходит главным образом вследствие нефтяного загрязнения в местах их зимовок.

Главной причиной гибели птиц становится утрата гидрофобности и термозащитных свойств испачканного нефтью или мазутом оперения, в результате чего птицы погибают от переохлаждения. Кроме того, вследствие интоксикации птиц при нырянии или добывании корма в воде или загрязненном нефтью иле нарушается функция эндокринной системы, в частности надпочечной железы. Загрязнение нефтью неблагоприятно действует на птиц и опосредованно через обеднение или уничтожение их кормовой базы.

Например, при ликвидации последствий аварии танкера "Торри-Каньон" у берегов м. Корнуол в Англии были применены детергенты для диспергирования и эмульгирования нефти с целью очистки пляжей и литорали. В результате обработок в районе катастрофы не выжил ни один моллюск, ни одно ракообразное. Ситуация на м. Корнуол показала огромную опасность поверхностно активных веществ для фауны моря и его прибрежной зоны. В настоящее время побережья Ла-Манша, Северного и Средиземного морей вследствие нарастающего загрязнения нефтью постепенно становятся непригодны для обитания водных и прибрежных птиц [42].

Прогнозировать последствия загрязнения нефтью местообитаний птиц трудно, поскольку неизвестны общие масштабы и относительные площади загрязненной акватории и практически не изучено действие жидких углеводородов на организм птиц. Внимание, как правило, обращается лишь на катастрофические случаи загрязнения, влекущие за собой массовую гибель птиц, и остается вне поля зрения постоянное загрязнение низкого или умеренного уровня и последствия длительного хронического действия этих химических агентов. Большинство случаев массовой гибели птиц в результате аварийной ситуации произошло на морских мелководьях, у берегов. Нефтяное же загрязнение стоячих континентальных вод - озер, болот, переувлажненных земель, где очень мала скорость течения, медленная смена воды и медленный вынос токсичных веществ, - пока не изучено. Загрязнение вод нефтью особенно неблагоприятно в районах севера, где преобладают стоячие водоемы и заболоченные территории, а процессы разложения нефти по климатическим условиям очень замедлены.

Во время зимовки водоплавающих птиц вблизи промышленных районов в водах, загрязненных промышленными сточными водами, стало обычным отравление птиц тяжелыми металлами.

Например, отмечена гибель лебедей-шипунов от отравления свинцом в Англии [79]; среди более 300 лебедей-шипунов, найденных в феврале - марте 1976 г. мертвыми в районе Копенгагена, большинство погибло от отравления свинцом, часть птиц - от отравления медью, содержание которой в тканях легких намного превышало летальные дозы для цыплят [68].

Специфическое загрязнение местообитаний, в том числе водоемов, свинцовой дробью особенно наблюдается в традиционных местах массовой ружейной охоты, где общая масса дроби исчисляется сотнями тонн. Заглатывание утками дробин в качестве гастролитов приводит к интоксикации свинцом (так называемому "сатурнизму"), который обрекает птиц на гибель.

Анализ 35 500 уток на юге Франции констатировал "сатурнизм" у 40 % крякв, 5 % чирков-свистунков и повышенную смертность уток, ослабленных свинцовым отравлением [42]. Среди уток, добытых в Камарге, свинцовая дробь была обнаружена в желудках 56 % шилохвостей, 22 % красноносых нырков, 17,7 % крякв, 14,9% широконосок, 10,6% хохлатых чернетей, 9,6% трескунков; в Англии (где в 6-7 раз меньше охотников, чем во Франции) дробь найдена в желудках меньшего числа добытых уток: у 10,1 % шилохвостей, 9 % крякв, 3,2 % свистунков, 2 % широконосок. У погибшего в период зимовки в Шлезвиг-Голштейне лебедя-кликуна в желудке насчитана 521 дробина [67]. В Дании, где отмечена гибель зимующих кликунов, на некоторых внутренних озерах насчитано до 20 тыс. дробин на 1 м² дна. Накопление дроби в местах систематической охоты на водоплавающую дичь установлено во многих районах. В штате Колорадо в США погибло около 1 тыс. канадских казарок (5 % всех зимовавших), у которых констатировано повышенное содержание свинца в тканях, а на местах кормежки насчитывали 0,4-2,18 дробины на 0,5 м² [80]. В области массовой зимовки водоплавающих птиц, штате Луизиана в США, на одном из озер на 1 га приходилось 75 тыс. дробин, которые в следующем году оказались в иле на глубине 5-15 см [81 ].

Таким образом, современные масштабы охоты на водоплавающую дичь, особенно в местах ее концентрации, и постепенное накопление выброшенной дроби с годами приводят к загрязнению континентальных вод свинцом, которое представляет серьезную и реальную опасность для некоторых водоплавающих птиц. Явление интоксикации птиц тяжелыми и цветными металлами еще недостаточно изучено и последствия влияния на водные экосистемы пока трудно предсказать.

Антропогенное влияние на водно-болотных птиц и их местообитания многообразно, во многих случаях неблагоприятно и часто приводит к трудно поправимым последствиям. Эта ситуация усугубляется напряженностью демографических процессов. Поэтому общая стратегия охраны водоемов и заболоченных или увлажненных территорий, вся совокупность мероприятий по сохранению местообитаний водоплавающих и болотных птиц должны быть направлены на предотвращение их критического количественного и качественного состояния, при которых их деградация становится необратимой. Охрана и рациональное использование водоплавающих птиц как комплексная проблема может быть решена только с социально-экологических позиций при сочетании местных мер с более широкими международными специальными программами.