Птицы Красной книги СССР

Дальневосточный аист

Ciconia boyciana
Дальневосточный аист

Хинганскому заповеднику, который находится в Амурской области, "повезло" на виды, занесенные в Красную книгу СССР. Здесь гнездятся маньчжурский и даурский журавли, белохвостый орлан, мандаринка, скопа и дальневосточный аист.

Дальневосточный аист внешне очень похож на белого, только клюв у него черный, а не красный. Белый аист практически полудомашняя птица, его гнезда в Белоруссии, на Украине и в Среднеазиатских республиках можно встретить прямо на крышах домов. Дальневосточный аист избегает людей. Он селится в небольших ивовых или березовых рощицах, в поймах рек или в окрестностях озер. Но иногда эту птицу можно увидеть недалеко от края поля или у проселочной дороги, где она степенно вышагивает, промышляя лягушек, мышей или крупных насекомых. Но такое близкое соседство, скорее, исключение. Правда, там, где к птицам относятся бережно, они могут гнездиться у населенных пунктов.

...Мы вдвоем со студентом МГУ Димой изучали фауну птиц Хинганского заповедника. Продуктов у нас было маловато. А поэтому каждое утро приходилось рыбачить на небольшом озерке. Рыбу ели не только мы, но и амурский полоз, которого я вез в Московский Дворец пионеров. Змей был более метра длиной, темно-коричневый, с ярко-желтыми поперечными кольцами по всему телу. Полоз обладал покладистым характером, не кусался, что в общем-то этим пресмыкающимся не свойственно.

Я брал удочку с маленьким крючком, делал поплавок помельче и ловил небольших рыбешек - гольянов, которыми водоем, казалось, был набит до отказа. Удивительно нахальные и прожорливые гольяны жадно хватали все, что попадало в воду. Я за несколько минут вытаскивал до десятка рыбешек и выбирал самых подходящих. Затем доставал из полотняного мешка полоза и бережно, так, чтобы не сломать хрупкие змеиные челюсти, открывал ему пасть и запихивал туда одну за другой пойманных гольянов, как монеты в старый чулок. На этом кормежка заканчивалась, и полоз отправлялся обратно в свою холщовую квартиру.

Нередко случалось так, что с одной стороны озерка ловил рыбу я, а на другом берегу добывал пропитание наш сосед - дальневосточный аист, гнездившийся неподалеку в березовой

рощице. Иногда по утрам из рощи доносилось далеко слышное "пение" аиста - громкий треск клювом.

В первый же день нашего пребывания в заповеднике мы решили познакомиться со всем аистиным семейством поближе. Свое огромное - диаметром около 1,5 м, плоское, как гигантская тарелка, гнездо птицы построили на сухой березе со сломанной вершиной. Чтобы особенно не тревожить его обитателей, мы залезли на соседние деревья и оттуда увидели, что в гнезде сидят три аистенка, покрытых серым пухом, неуклюжих и клювастых, очень похожих на птеродактилей. Голая кожа вокруг глаз и горловой мешок у них были оранжево-красные. Недалеко от березы, под прикрытием ивового куста мы поставили палатку - наш наблюдательный пункт. Выбранное место было не только удобным, но и живописным. Рядом раскинулась целая поляна дальневосточных орхидей - венериных башмачков. На Дальнем Востоке их встречается несколько видов. Орхидеи, росшие рядом с нашим наблюдательным пунктом, были самые мелкие, но зато самые изящные, с бледно-розовыми в малиновый крап венчиками.

Дальневосточный аист

Каждое утро Дима и я, забрав бинокль, фотоаппарат с телеобъективом, затемно, чтобы не спугнуть взрослых птиц, уходили в палатку и в течение всего дня изучали, где птицы охотятся, как часто самец и самка прилетают к гнезду, какую добычу приносят.

В первый раз, когда я увидел сцену кормления, мне показалось, что птенцы не дорастут до взрослых птиц. Они чуть не передавили друг друга, когда родитель подлетел к гнезду с кормом.

В массивном, ежегодно достраивающемся гнезде начиналась война. Птенцы с гоготаньем торопливо отпихивали друг друга, стремясь к принесенной добыче. При этой возне сухая береза, еле державшая огромное сооружение, так угрожающе скрипела и раскачивалась, что смотреть было страшно, казалось - дерево вот-вот обломится. Но все обходилось. Взрослая птица улетала, потасовка затихала, а аистята мирно и безмолвно сидели в гнезде, ожидая появления другого родителя.

Прошла неделя. Птенцы подросли и покинули гнездо. Летали они плохо и обычно бродили в окрестностях, пока еще не совсем удачно охотясь. В основном же они были заняты тем, что дожидались, когда прилетят родители и их покормят. Молодые аисты иногда уходили по лугу довольно далеко, и часто мы просто не могли видеть, какой корм им приносили. Но одна черта их поведения все-таки давала возможность определить состав пищи - птенцы при опасности предпочитали затаиваться в траве. Замаскироваться на открытом лугу им удавалось с трудом: ведь аистята были уже почти со взрослую птицу и имели черно-белое оперение. Мой товарищ, как только обнаруживал, что очередной аистенок накормлен, не торопясь шел к нему. Птенец вытягивался в траве. Дима подходил, присаживался рядом, открывал аистенку клюв и длинным пинцетом извлекал у него из пищевода то, что принесли родители. Аистенок терпеливо лежал, продолжая, по-видимому, думать, что его не заметили. Дима просматривал содержимое пищевой пробы, записывал данные в блокнот и затем запихивал обед аистенку обратно. Как только исследователь удалялся на приличное расстояние, птенец поднимался, потягивался и продолжал гулять по зеленому лужку, ожидая родителей и переваривая возвращенный обед.

А пища аистят была самая разнообразная: лягушки, рыбы, мыши, крупные насекомые. Однажды аист принес птенцу крупного щитомордника - ядовитую змею.

Скоро птенцы совсем окрепли и поднялись на крыло. Птицы набирались сил, чтобы, объединившись с другими выводками, лететь на зимовку - в Китай, Корею или Японию. Если молодые аисты довольно неуклюже и часто безрезультатно ходили вдоль берега, то взрослые по сравнению с ними были настоящими профессиональными охотниками: один подолгу караулил добычу, терпеливо стоя на берегу, другой избрал более разнообразные способы охоты; он то медленно бродил вдоль берега, высматривая добычу, то чередовал быстрые перебежки с неожиданными остановками или "топтался" на мелководье, высматривая поднятых со дна вместе с мутью личинок. Иногда он погружал клюв в воду и водил им из стороны в сторону, ловя живность на ощупь.

Перед завершением экспедиции мы в последний раз обходили знакомые места и зашли к аистиному дому. Нас ждало разочарование. Сильный порыв ветра сломал сухую березу, и гнездо огромной кучей хвороста лежало на земле. Как нам сказал егерь заповедника, такие случаи изредка происходят со старыми тяжелыми гнездами аистов. Разрушает их и белогрудый медведь, который превосходно лазает по деревьям и не прочь полакомиться птенцами. Плохо летающих аистят ловит также и енотовидная собака. Раньше аистов добывали и люди. Их мясо шло в пищу, а ноги использовали для изготовления палочек для еды.

Основные причины сокращения численности дальневосточных аистов, которых в нашей стране осталось около 700 пар, - это уничтожение человеком высоких деревьев, пригодных для гнездования, осушение болот, отравление ядохимикатами, браконьерство.

Так как численность дальневосточного аиста в нашей стране сокращается, принимаются определенные меры по охране и воспроизводству этого вида. Спустя несколько лет в Среднее Приамурье, в те места, где работали мы, отправилась специальная экспедиция Московского зоопарка, которая обследовала большой район Амурской поймы, произвела количественный учет гнездящихся аистиных пар и взяла несколько аистят в Москву.

Весьма вероятно, что благодаря охранным мероприятиям и также тому обстоятельству, что белый аист легко приручается, он может стать обычной птицей населенных пунктов Приморья и Приамурья.

Эта птица уже селится по соседству с человеком - на щитах для снегозадержания, вышках и т. п.