Птицы Красной книги СССР

Белогрудый голубь

Columba leuconota
Белогрудый голубь

В орнитологических коллекциях Зоологического музея МГУ хранится более 100 тыс. птиц. Белогрудый голубь в этих коллекциях представлен всего одним-единственным экземпляром. На этикетке, привязанной к лапке, написано: "Р№ 69841, Columba leuconota, басе. верх. Хуанхэ, Ц. Азия, IV, Пржевальский". Это означает: коллекционный номер, латинское название белогрудого голубя, самка, добыта в горах верховья Хуанхэ в Центральной Азии в апреле. Год неизвестен. Добыл этого голубя знаменитый русский путешественник и ученый Николай Михайлович Пржевальский. Известно, что Н. М. Пржевальским в 1867-1888 гг. было совершено 5 больших путешествий в Центральную Азию, но, в какой из этих экспедиций был добыт наш экземпляр белогрудого голубя, неизвестно. Во всяком случае это произошло более 100 лет назад. С тех пор птицы этого вида в коллекцию Зоологического музея Московского университета не поступали.

В Красной книге СССР вы прочтете об этом голубе следующее: "Численность в природе. Сведений нет. Причины изменения численности. Неизвестны. Конкуренты, враги, болезни. Не выяснены. Размножение в неволе. Сведений нет".

Мы почти ничего не знаем об этой таинственной птице: ни того, где она обитает, ни как гнездится, ни чем питается...

Однажды, отправляясь на Памир, где она несколько раз отмечалась в верхней части гор, я достал из коллекционной коробки белогрудого голубя и принялся его рассматривать. Голубь как голубь. Почти весь белый, только голова и спина серые. Клюв голубиный, красные лапы тоже голубиные. В полете снизу он должен смотреться совершенно белым. Ни с сизым, ни со скалистым голубями, обитающими на Памире, его не спутаешь.

Непонятно только, как такая птица может жить высоко в горах, среди вечных снегов и льдов. Загадки экологии высокогорных птиц, их приспособляемость к недостатку кислорода, низким температурам высокогорья, резкой суточной амплитуде температур, сильным ветрам и очень сильной солнечной радиации так и остаются пока загадками. Одно ясно, что эти необычные и крайне суровые условия жизни являются для обитающих здесь птиц самыми лучшими, т. е. оптимальными. Иначе бы они здесь не жили. Но вот в чем суть этой приспособляемости птиц к условиям высокогорья, надо еще выяснить.

Мне предстояло побывать с научно-спортивной экспедицией МГУ в самом высоком районе нашей страны и на самой высокой ее вершине - пике Коммунизма (7495 м над уровнем моря).

Втайне я надеялся повстречать в этом районе белогрудого голубя. Никто из знакомых мне орнитологов никогда не видел этой птицы. Но никто из них не работал на таких больших высотах.

Наша экспедиция разместилась на морене ледника Фортамбек на высоте 4 тыс. м над уровнем моря. Здесь был наш нижний лагерь. Прямо над нами возвышался пик Коммунизма. Для того чтобы подняться на него, необходимо было проводить тренировочные выходы на высоты 5 и 6 тыс. метров и постепенно акклиматизироваться. Во время этих тренировочных выходов каждый из ученых-альпинистов (физиков, химиков, медиков, биологов и т. д.) занимался своей научной работой. Я, естественно, наблюдал птиц. Выяснял их состав, численность, особенности биологии.

Белогрудый голубь

Однажды мы отправились для акклиматизации на вершину Камень, высотой более 5 тыс. метров. Снег, лед, скалы и осыпи. Кажется, никакая жизнь здесь невозможна, но несколько видов птиц тут обитает и даже гнездится. Встречались альпийские и гималайские завирушки, очень редкий и малоизученный красный вьюрок, птицы-альпинисты - альпийские галки. Эти совершенно черные птицы вывели уже к концу июля птенцов и летали вместе с молодыми вдоль скал большими и шумными стаями.

Летуны они удивительные. Альпийские галки могут без единого взмаха крыльями, используя лишь потоки воздуха, вертикально подниматься и опускаться вдоль отвесных скальных стен. Таких стай встречалось немало: галки любят держаться поблизости от альпинистов, так как им часто кое-что перепадает на бивуаках. И вдруг в одной из стай галок я увидел совершенно белых голубей. В первый миг мелькнула мысль: "Не может быть! Это галки-альбиносы". Но через секунду я уже отчетливо видел, что в одной стае с альпийскими галками держались два белых голубя. Весь их облик, манера полета не оставляли никаких сомнений. Стая пролетела с пронзительными криками вдоль скальной стены и скрылась. Я стоял совершенно потрясенный.

Когда я рассказал об этом на бивуаке своим товарищам-альпинистам, один из них заявил:

- Подумаешь, чудо! Я их раз десять уже видел, этих голубей. Еще подумал, вишь, как высоко залетели...

Перед самым концом экспедиции, в первых числах августа, мне повезло еще больше: на высоте около 5 тыс. м я встретил стайку белых голубей из 5 птиц, которая стремительно пролетела над верхней частью ледника Фортамбек и скрылась за контрфорсом скального гребня.

Об этих встречах я упомянул в научной статье, рассказывающей о птицах ледника Фортамбек, но, для того чтобы окончательно поселить здесь белогрудых голубей, хотелось бы иметь какой-то документ, научное доказательство, если не добытую птицу, то хотя бы ее шкурку, кости, на худой конец, фотографию. Но белогрудый голубь по-прежнему остается таинственной, недоступной и неизученной птицей.