Птицы Красной книги СССР

Тибетская саджа

Syrrhaptes tibetanus
Тибетская саджа

По Памирскому тракту я ехал из Оша в Хорог, сидя в кузове машины на покрытом брезентом грузе альпинистской экспедиции. Так удобнее наблюдать птиц, из кабины грузовика нет такого обзора. Дорога на восточном Памире идет по высокогорному плато мимо небольших холмов и через горные котловины с речушками. Высота над уровнем моря здесь более 4 тыс. метров. Пустынное плоскогорье окаймляют стоящие вдали горные хребты, поднимающиеся над ним еще на 2 тыс. метров.

На таких заоблачных высотах птиц вроде бы не так и много. Однако в первый день пути по восточному Памиру я насчитал более десятка видов. Чаще всего встречались рогатые жаворонки. Киргизы называют их "кара-каш", что означает "черные рога": по бокам головы у этих небольших птичек растут два черных пучка перьев. Рогатый жаворонок обитает не только в высокогорных пустынях, но и в тундрах Азии и Северной Америки. Не меньше порхало и снежных вьюрков, черно-белых птичек, звонко чвинькающих вдоль всей дороги. Стремительно пролетела стайка скалистых голубей, перекликались звонкими голосами черные альпийские галки, встретился и монгольский зуек, небольшой куличок, живущий не на болотах, а в сухой горной пустыне. Все эти птицы, как и оляпка, горихвостка-чернушка и краснобрюхая горихвостка, пустынная каменка, были хорошо мне знакомы. Я же надеялся встретить редчайших птиц, обитающих только на Памире, - белогрудого голубя и тибетскую саджу.

Тибетская саджа размером с голубя, но не похожа на него, у саджи очень длинный нитевидный хвост и характерный, отличающийся от голубиного более резкими взмахами крыльев, полет. На голове, на груди и на спине - мелкий волнистый черный рисунок, низ белый, концы крыльев черные.

О тибетской садже мы знаем очень мало. Даже просто встреча с этой птицей представляет определенный интерес для науки. Видели ее немногие орнитологи, а гнездо с кладкой удалось найти только одному человеку - таджикскому ученому Ислому Абдусалямову. Один из орнитологов сообщил, что питается тибетская саджа в основном семенами высокогорных растений. Птицы много пьют, для чего летают на водопой за десятки километров. Своим птенцам они приносят воду в клюве. В Красной книге СССР о численности тибетской саджи сказано так: "Несколько десятков пар".

Кроме тибетской в нашей стране водится еще обыкновенная саджа, или копытка. Обитает она в пустынных равнинах Казахстана. Копыткой ее называют потому, что пальцы ног у этой птицы срослись вместе и образовали твердую подушечку, вроде копытца. На таких лапках птице легче бегать по раскаленному песку пустынь. Тибетская же саджа живет в пустыне высокогорной, здесь земля даже в самые солнечные летние дни так не накаляется, поэтому у нее лапки обычные, с пальцами.

Восточный Памир весьма своеобразен и суров, для него характерны сухость, огромная солнечная радиация, сильные ветры, короткий теплый период, низкие температуры и необычно большая амплитуда суточных температур: днем на солнце здесь может быть жарко, а ночью очень холодно. К тому же на этих огромных высотах заметно ощущается недостаток кислорода, ведь на высоте 5000 м над уровнем моря атмосферное давление составляет всего половину нормального (380 мм рт. ст., при норме 760 мм).

Тибетская саджа

Естественно, фауна птиц здесь обеднена. Однако Памир не безжизненная пустыня, на высотах в 5 и 6 тыс. метров птицы не только живут, но и гнездятся, выводят своих птенцов. Вряд ли бедность пернатой фауны можно объяснить недостатком пищи. На высотах выше 4 тыс. метров встречаются не только споровые растения, но и немало растений высших. Тут благоденствуют и "наскальные зооценозы" - особые сообщества мелких беспозвоночных животных. Ими кормятся различные ногохвостки, щетинохвостки и много пауков. На мхах и на отдельных куртинках с цветковыми растениями поселяются клещи и многоножки - литобииды. Так что пищи птицам хватает. Я думаю, одной из главных причин бедности фауны птиц высокогорий можно назвать сильные ветры. Но птицы приспосабливаются к экстремальным условиям. Недаром же памирские вьюрки, горихвостки, завирушки и другие мелкие воробьиные птицы гнездятся в осыпях под камнями на большой глубине, где нет иссушающего и охлаждающего ветра. При коротком лете укорачивается и время размножения памирских птиц, выводков бывает только один, а число яиц в кладке уменьшается. Рогатый жаворонок, например, в Алайской долине, что рядом, но на тысячу метров ниже, откладывает по 5-6 яиц, а на восточном Памире - всего 2-3 яйца. Ученые находили здесь и гнезда этой птицы с одним яйцом. Даже при наличии пищи птице бывает трудно выкормить при сильном ветре 5-6 птенцов.

Тибетская саджа

В надежде увидеть тибетскую саджу я проехал по всему Памирскому тракту, но так и не встретил этой редкой птицы. Больше повезло моему коллеге Р. Л. Потапову, долгое время работавшему на Памире. Вот как описывает он эту встречу: "Сначала невдалеке пролетела пара странных птиц, издававших особые, до сих пор мной ни разу не слышанные звуки. Да и полет их, с глубокими, резкими взмахами крыльев, был очень своеобразен. Это и были тибетские саджи. Раз увидев эту птицу, спутать ее с другой уже невозможно. А еще через некоторое время я наткнулся на целый табунок саджей. Их было штук пятнадцать. Они торопливо уходили от меня по ровной плоскости, перекликаясь отрывистыми криками: "Уваа... Ув-вва..." Тут я понял, откуда взялось киргизское название этой птицы - уввак. Подпустив меня метров на двадцать, они дружно взлетели и, пролетев полторы сотни метров, вновь принялись за кормежку. Приземлившись, саджи выстраивались в одну линию и медленно двигались в каком-либо направлении, кормясь на ходу.

Наблюдая птиц, я ходил за ними целый час. Доверчивость их, скорее даже глупость, была поразительна, и мне тогда особенно стала ясна причина столь быстрого истребления саджи на Памире".

Местное население никогда не охотилось на тибетскую саджу, эти птицы попадали под выстрелы приезжих людей - шоферов и участников различных экспедиций. Теперь отстрел саджи в Таджикской ССР запрещен.