Птицы Красной книги СССР

Розовый пеликан. Кудрявый пеликан

Pelecanus onocrotalus. Pelecanus crispus
Розовый пеликан

По-казахски "Балхаш" означает "вытянутый". С запада на восток озеро протянулось на 600 км. Это скорее море, чем озеро. В средней части Балхаш разделен узким проливом надвое: западная половина озера - пресная, восточная - соленая. Барханы пустыни подступают прямо к его обрывистым северным берегам и пологим южным. На высоких берегах ни деревца, ни кустика, а в мелководье - заросли камыша.

...Утлая плоскодонка из железного листа пронизывает камыш, словно шило. Он шелестит по деревянным планкам бортов и уступает дорогу. Я сижу на дне лодки, держу ружье, а Иван, стоя, орудует шестом.

Я думаю о том, как он находит путь в этих однообразных, бескрайних просторах. Здесь куда легче заблудиться, чем в лесу. Там есть просеки, какие-никакие тропы, а тут все одинаково - на десятки верст камыш, камыш и камыш... Собственно это не камыш, а тростник. Но тут его называют камышом.

Как бы отвечая на мои раздумья, Иван говорит:

- Надо бы нам по другой тропе пройти. Воду сдуло, сейчас меляк будет.

Оказывается, и здесь есть свои тропы.

- Как вы находите дорогу? - спрашиваю я Ивана.

- Понятное дело, - отвечает он,- непривычный человек на шесте далеко не пойдет. Ему надо заламывать камыш на тропе. А мы с детства на шесте. Выросли в камыше, можно сказать.

Камыш становится таким густым, что кажется, дальше пути нет. Но Иван вдруг говорит:

- Прибыли.

Мы ступаем на песок и обходим маленький островок, выбирая место для палатки с хорошим обзором. С одной стороны островка открытая вода, "озеро", как говорит Иван.

- Стало быть завтра в полдень заеду, - прощается он со мной. - Смотри с кабаном-то... Если что, на звук не стреляй, а то худо будет.

Кабан мне не нужен. Я приехал собирать птиц для музея. Ставлю свою легкую пятнистую (для маскировки) палатку, залезаю в нее и забираюсь в спальный мешок. Сегодня коллектировать не буду, шкурки с птиц надо снимать сразу, а скоро станет темнеть. Да и распугивать птиц не хочется. Завтра.

Неподвижно лежа на животе, я выглядываю из палатки. Вскоре встревоженные нашим приездом обитатели островка успокоились, и их жизнь пошла обычным чередом. (В наблюдении за этой жизнью заключается одна из самых больших радостей нашей работы.) Первым появился фазан. Он вышел на кормежку из камыша и направился прямо к моей палатке. Яркий, только что вылинявший, он гордо несет свою переливающуюся бронзово-зеленым и сине-фиолетовым цветом голову, время от времени озираясь по сторонам, выпячивая медно-красную грудь и поводя золотистым, с черными полосами хвостом. Иногда он быстро хватает с земли насекомых, временами не спеша обклевывает семена растений. Петуха привлекли крупные и сладкие, ягоды кончияка, росшего у самой палатки, и он подходит ко мне вплотную. Я не шевелюсь. Птица, подпрыгивая, начинает жадно клевать ягоды, но тут замечает меня, взвивается вверх и улетает в камыши.

- Чвинь-чвинь! - это уже усатая синица.

Наблюдаю, как эти длиннохвостые птички с удлиненными пучками черных перьев по бокам клюва ловко лазают по камышам, то спускаясь к самой воде, то взбираясь вверх до их метелок. Они цепко держат лапками стебель и то одним, то другим боком поднимаются и опускаются по нему, ни секунды не находясь в покое.

Быстро темнеет. Молодая луна делается все ярче, камыши наполняются ночными звуками и голосами. Крякают и бьют по воде крыльями утки, выпрыгивая из воды. В вечерней тишине все это звучит очень громко. Прокричала где-то в небе цапля: "Ay! Ay!" Значит, конец перелета, наступает ночь. Луна перемещается с востока на запад. Скоро она скроется за высокой черной стеной камыша, и станет совсем темно. И вдруг раздаются звуки, от которых я вздрагиваю и настораживаюсь... В камышах ворочается кабан. Он ступает с таким шумом, что мне мерещится огромное стадо свиней. Каждый его шаг сопровождается громким хлюпаньем увязающих в иле ног, треском ломаемых стеблей и всплесками воды. Кабан то приближается, то отходит, он чавкает, хрюкает, плюхает, а я никак не могу уснуть.

Кудрявый пеликан

...Проснувшись на рассвете под кряканье уток, я вылезаю из палатки и осматриваюсь. Но тут же мне приходится присесть и ползти обратно за биноклем: метрах в полутораста от островка плавает большая стая пеликанов. Не часто представляется случай понаблюдать за этими редкими птицами в при роде. Оставляя в стороне открытый песчаный берег, я ползу по земле и выползаю к воде через заросли кустарника. Отсюда пеликанья стая хорошо видна, меня же в кустах они не заметят.

Впервые я вижу такую огромную стаю пеликанов, в ней не меньше сотни птиц. Одни из них - белые, другие, молодые, - грязно-серые, буроватые. Присмотревшись, я понимаю, что на воде кормится стая, состоящая из кудрявых пеликанов и пеликанов розовых. Кудрявый пеликан чуть крупнее розового, кроме того, у этих птиц хорошо видна в бинокль "грива" - удлиненные и словно завитые перья на голове. Различаются они и по окраске, у кудрявых пеликанов нет того едва заметного издали розового оттенка в оперении, свойственного его собрату. Да и на воде они держатся по-разному: розовые пеликаны плавают, закинув шею и голову назад, а кудрявые держат шею вертикально или наклонив голову слегка вперед и вниз. Вокруг пеликанов плавают бакланы, а в воздухе с криком носятся чайки.

Но вот некоторые птицы стали расправлять крылья и хлопать ими по воде. Постепенно вся стая как бы строится в одну шеренгу, и этот обернутый в мою сторону фронт начинает медленно двигаться к острову. Удары пеликаньих крыльев слышны все громче и громче. Звуки эти далеко разносятся по воде. Огромные птицы подняли этот шум для того, чтобы направить испуганную рыбу на мелководье, где ее легче будет поймать. Вместе с пеликанами, не отставая от них и не уходя вперед, плывут и бакланы. Если пеликаны гонят к берегу рыбу хлопаньем крыльев, то бакланы, постоянно ныряя, закрывают рыбе пути отхода в стороны, как бы охватывая загон с флангов. Когда вся эта линия приблизилась к берегу метров на шестьдесят, началась охота.

Бакланы бросаются за рыбой, стремительно ныряя, а пеликаны хватают ее, погружая в воду только голову, шею и переднюю часть туловища. В их клювах мелькают крупные сазаны, весом, наверное, не меньше килограмма. Горловые мешки птиц переполняются добычей. Слышны только всплески воды и крики чаек.

Но вот охота окончена, птицы направляются к песчаному берегу, тяжело шлепая своими перепончатыми лапами, и выбираются на сушу. По земле они передвигаются неуклюже, вразвалку, опираясь на заднюю часть туловища. Проглотив пойманную рыбу, пеликаны принимаются за свой туалет. Они начинают "отжимать" перья, проходя клювом от их основания до вершины пера. Иные пеликаны, как и бакланы, расправляют крылья и сушат перья на солнце. Не отрывая глаз от бинокля, я ловлю и запоминаю каждое движение птиц. И вдруг один пеликан, из тех, что сидят еще на воде и не выбрались на берег, поднимается в воздух. Встревоженный чемто, он отталкивается одновременно обеими лапами от воды и, тяжело взмахивая крыльями, улетает от острова. Сидящие на берегу птицы сейчас же следуют его примеру. Размахивая крыльями, пеликаны разгоняются прыжками, отталкиваются от земли и взлетают. В несколько секунд все птицы оказались в воздухе. Они беспорядочно кружат над озером, потом строятся в одну волнистую линию и, сделав так всей стаей два больших круга, улетают на восток, к солнцу.

Розовый пеликан

Все это довелось мне видеть довольно давно. В наши дни пеликанов стало значительно меньше и численность их продолжает падать. Причинами тому, служат регулирование стока южных рек и орошение полей, забирающие воду и осушающие плавни; выкашивание и сжигание тростниковых зарослей; причиняемое людьми во время гнездования птиц беспокойство и просто браконьерство. Розовый пеликан перестал гнездиться на Балхаше, а от гнездовых колоний кудрявого пеликана здесь остались лишь небольшие группки птиц. Отдельные гнездовые колонии пеликанов сохранились в дельтах Дона, Днепра и Волги, в Приазовье и на побережье Каспийского моря, на Аральском море и на пустынных озерах Казахстана. Зимуют пеликаны в Китае, Индии и Египте.

Сколько всего пар кудрявых и розовых пеликанов гнездится в нашей стране, мы точно не знаем. Орнитологи занимаются сейчас выявлением существующих гнездовых колоний и организовывают учет птиц. Гнездятся пеликаны в глухих местах, колониями, на заросших тростником островках. Иногда оба вида вместе. Гнезда устраивают из стеблей тростника. Как у большинства крупных птиц, яиц в гнезде бывает немного, 2-3 белых яйца. Пеликаны охраняются законом, всякая охота на них категорически запрещена.

Чем мы можем помочь пеликанам? Прежде всего своим нетерпимым отношением к браконьерству. Случается, пеликаны попадают и под выстрелы охотников-ондатроловов, следовательно, те, кто знает птиц и хочет помочь им, должны вести разъяснительную работу с населением - выпускать стенгазеты, проводить беседы и лекции. Необходимо также оберегать места гнездований пеликанов и не тревожить птиц в самое для них трудное время - при откладывании яиц, насиживании и выводе птенцов. Орнитологи рекомендуют заранее, до прилета птиц, устраивать для их гнезд искусственные плотики из камыша.