Птицы Красной книги СССР

Черный журавль

Grus monachus
Черный журавль

Майским утром мы свернули в Ольджикан - протоку, которая соединяла дальневосточную реку Амгунь с озером Чукчагир. По прямой до озера было километров сорок. Петли протоки удлиняли эту дорогу в 5 раз. Лодки под "Вихрями" проходили этот путь за несколько часов, мы же на нашей тихоходной лодке шли трое суток. И каждый день (да что там каждый день, каждый поворот) дарил нам что-то новое.

Во время отплытия светило уже по-летнему жаркое солнце. На другой день поднялась настоящая зимняя метель. Мы страшно мерзли, но плыли дальше. Все вокруг было розово-белым - снег упал на поляны цветущего багульника. Кроншнепы стонали над заснеженными марями. Еще бы, они уже выбирали места для гнездовий, и вдруг снова наступила зима. Лишь турухтаны продолжали свои беззвучные турниры на заснеженных кочках.

Но майское солнце взяло свое: снег растаял, а мы все двигались по немыслимым водным зигзагам. Поднятый нами лось пытался скрыться, уходя по берегу или переплывая протоку. Но Ольджикан петлял столь причудливым образом, что лось все время оказывался у нас на пути и из-за очередного поворота на него медленно, как баржа, выползала, грохоча слабосильным мотором, наша лодка. Наконец зверь вымотался и, смирившись с судьбой, застыл на берегу, с усталой покорностью наблюдая, как мы, следуя прихотливым изгибам протоки, то приближаясь, то удаляясь, несколько раз проплыли мимо и в конце концов исчезли в бескрайних марях.

Близился следующий поворот. До него метров двести. Лодка плавно меняет курс. И в это время с берега взлетает большая темная птица. "Гусь", - кричит мне мой товарищ. Гусь неожиданно поворачивается к нам боком, и теперь хорошо видны длинные, вовсе не гусиные ноги. Перед нами одна из загадочных и редких птиц Советского Союза - черный журавль, или журавль-монах. Это один из самых мелких журавлей нашей страны. Вопреки названию, вся птица не черная, а темно-серая, а шея и часть головы ее белые. Неоперенные части головы - черные, за исключением красного пятна на темени.

В природе, судя по учетам на зимовках в Японии и Корее, осталось менее 3 тыс. черных журавлей. Определить районы, где эта птица выводит птенцов, трудно, журавль-монах очень скрытен в период гнездования. Недаром первое в мире гнездо с кладкой этого вида, двумя оливково-бурыми яйцами, было найдено в Приморском крае ленинградским орнитологом Ю. Б. Пукинским лишь через 140 лет, после того как черный журавль был описан.

В настоящее время точно не установлены границы ареала этого вида. Ранее предполагалось, что обитает он на низинных болотах и озерах лесостепи и степи юга Сибири. Однако последние исследования показали, что птицы, встречающиеся там, - это негнездящиеся кочующие особи. Выяснилось, что журавль-монах селится гораздо севернее - по глухим марям, заболоченным редкостойным низкорослым лиственничникам Восточной Сибири и Дальнего Востока. Места обитания, подходящие для его гнездования, исследованы еще недостаточно, поэтому в этих районах можно ожидать новых находок гнезд черных журавлей.

Журавль сделал несколько кругов над лодкой и, отлетев метров на триста в сторону, сел на марь. Что ж, место, весьма подходящее для гнездования. Для него прозрачный заболоченный лиственничник действительно оказался родным домом.

Черный журавль

Журавль сделал несколько шагов в сторону и исчез за низким деревом. В бинокль было видно, как птица, прячась за стволами, торопливо, но почти незаметно уходила в сторону от места своего приземления.

Мы причалили к берегу и стали искать предполагаемое гнездо. Своими поисками мы растревожили всех обитателей мари. Испуганно закудахтали сидевшие дозором на кочках белые куропатки. С заунывными криками прямо над головами закружились веретенники. Вдалеке с протяжными вибрирующими стонами летали более осторожные кроншнепы. Дальше, из прибрежных лесков, кричали вороны. По ивовым кустикам отчаянно запищали испуганные овсянки и трясогузки. Наши блуждания по мари окончились успешно- мы подняли в воздух еще одного журавля. Теперь уже с большей уверенностью можно было утверждать, что они здесь могут гнездиться. Сознание этого и придало нам силы. Мы сделали по мари еще несколько кругов, цепляясь за деревья. Спотыкаясь на кочках, провалились в небольшие оконца талой воды, но гнезда не нашли.

Мы оставили тревожно наблюдавших за нами журавлей в покое, погрузились на лодку и отправились дальше.

Уже затемно благополучно добрались до Чукчагиря и остановились в крохотном, оставленном геологами на берегу озера вагончике. Немногим меньше месяца мы жили там и изучали водоплавающих птиц. Нашими соседями были лебеди, дальневосточные аисты, множество уток и куликов, лосиха с двумя лосятами и медведь. Иногда нас навещали наши старые приятели - черные журавли. Пара этих птиц на утренней и вечерней зорьках прилетала с далекой знакомой нам мари и кормилась недалеко у берега, незаметная в уже по-летнему высокой траве.