Птицы Красной книги СССР

Каспийский, тибетский и алтайский улары

Tetraogallus caspius, tibetanus, altaicus
Улар

Горы прекрасны. Их трудно навсегда оставить и совершенно невозможно забыть.

Как-то, тоскуя по горам, я подумал: "А как звучат горы? Какой самый характерный звук высокогорья, звук, который услышишь только высоко в горах и нигде больше? Что это: хрустальный перезвон ручьев, бегущих в солнечный день по леднику, или, может быть, это порывистый ветер, треплющий палатку и бросающий в нее горсти сухого снега, звук камнепада, гром и грохот снежной лавины? Нет! Ветер - везде ветер, в лесу тоже можно услышать звон ручьев, звуки падающего камня характерны для гор, но по камням можно ходить и у реки. Лавина? С ней встречаешься, к счастью, не так часто. И это достаточно: век бы ее не слышать".

Если в городе мысленно перенестись куда-нибудь на морены ледника (неважно какого - кавказского, тянь-шаньского или памирского), услышишь одно - крик улара.

...Утром высоко в горах холодно. Ущелья еще полны ночной мглой, а тихие громады вершин стоят уже в ожидании солнца. Небо постепенно становится ярче, дали яснее, тени резче. Первые лучи солнца еще не легли на серые снега вершин, не зажгли их розовым светом, но уже, приветствуя пробуждение гор, далеко по ущельям разносится крик улара. Эхо подхватывает его и несет по ледникам.

- Фю-уть-юу! Уууу-льюуу-ююю-ууу!... Проснитесь горы, пробуждайся жизнь, скоро утро! Скоро закапает с черных блестящих скал вода, посыпятся с грохотом оттаявшие камни, заговорят на леднике стеклянным звоном ручьи в своих ледяных руслах, глухо заворочается подо льдом жернов ледниковой мельницы. Ууууль-ууль-уль! Фю-уть-юу! Утро!

Улар - это куропатка размером с дикого гуся. Его называют еще почему-то горной индейкой, хотя к индейкам улар не имеет никакого отношения. Это птица из семейства фазановых, отряда куриных. У нас живут пять видов уларов. На Кавказе распространен кавказский улар, а рядом, в Закавказье, другой вид уларьего рода - каспийский улар. Если идти дальше на восток, двигаясь по горным системам, то в высокогорье Тянь-Шаня и Памиро-Алая встретится гималайский, или темнобрюхий, улар. Алтай и Саяны населяет улар, отличающийся от всех других видов светлой окраской нижней стороны туловища. Это белобрюхий улар. И наконец, на самой юго-восточной окраине Памира, на очень незначительном пространстве нашей территории, обитает тибетский улар.

А вот в Европе, в Альпах или Пиренеях улара нет. Зоогеографы считают, что его здесь никогда и не было. Фауна высокогорий распространяется из Центральной Азии, с Гималаев, и поэтому с востока на запад видовой состав ее беднеет. Улар, в частности, дальше Кавказа на запад не проник.

Живут улары высоко в горах, и о них мало кто знает. Даже для ученых-орнитологов далеко не все ясно в биологии этих птиц.

Держатся улары на высоте 3-5 тыс. метров над уровнем моря, а если горы более высоки, то живут и выше, ибо всегда держатся у скалистых гребней. Тут нет уже ни деревьев, ни кустарников, ни травы, кругом только камни. Встречаются улары стайками (весной по 3-4 птицы, осенью до 30). Птицы оседлые, они не улетают на зиму в теплые края: спускаются только при большом снеге чуть пониже, до стелющегося кустарника, но в лесу зимой не держатся.

Снег да камни. Что же они едят? Дело в том, что даже в самые суровые зимы крутые южные склоны или, вернее, скальные стены быстро освобождаются под солнцем от снега. Достаточно нескольких часов, чтобы открылись небольшие полочки на скалах, где во все времена года можно найти травку, молодые побеги, буковицы дикого чеснока... Вот их-то вместе с семенами альпийских трав, различными ягодами, почками, насекомыми и даже мелкими грызунами и едят улары. Часто птиц можно видеть рядом с горными козлами, которые, разрывая снег, облегчают уларам поиски пищи. Корма им хватает, чтобы прокормиться и вырастить потомство.

Гнезда у этих больших птиц самые примитивные, они не защищают от холода и ветра. Просто небольшое углубление под камнем, чуть-чуть сухой травы и несколько перьев. Яиц же, как и у всех куриных, бывает много, до 10 штук.

В нашей жизни многое меняется и буквально на глазах превращается в свою противоположность. В 50-х гг. мы увлекались книгами знаменитых охотников за дикими животными и то, что раньше воспринималось как подвиг, сейчас, в 80-х гг., не вызывает у нас ничего, кроме возмущения. Мы все знаем теперь, что людьми истреблены и совершенно уничтожены более 70 видов млекопитающих животных и около 300 видов их находится на грани исчезновения, в том числе таких, как моржи, белые медведи, каланы, различные африканские антилопы, жирафы, человекообразные обезьяны и многие, многие другие. Немало и птиц навсегда исчезло с лица Земли.

Люди решили предотвратить катастрофу - диких животных стали охранять, оберегать, разводить. Появились книги об охране диких животных, об их отлове для разведения, о жизни их в зоопарках и заповедниках...

На последние свидания с уларами я приходил не с фотоаппаратом, а с магнитофоном. Охота с магнитофоном за птичьим пением занятие не менее увлекательное, чем с фотоаппаратом. И трофеи ее приносят больше радости. Через много лет ты можешь найти по картотеке своих записей нужную пленку, включить магнитофон, и тотчас же возникнут перед тобой во всех подробностях, с запахами, с ветерком то весенний подмосковный лес, то душная летняя тундра, то свежо и радостно запахнет горами.

Есть у меня такая пленка, включишь магнитофон и слышишь: "Ууулю-ууу! Фю-уть-ююу!" Улар! Самая удачная запись алтайского улара. Сделана она в Северо-Чуйских Альпах и в районе альпинистского лагеря "Ак-тру". Для того чтобы получить эту довольно чистую запись, потребовалось более 2 недель. Крик улара возрождал в памяти горы, раннее утро и убегающих вверх по крутым каменистым склонам больших птиц с белыми перьями в распущенном и поднятом хвосте.

Каспийский, тибетский и алтайский улары

Улары - неплохие летуны, но они не могут взлетать вверх. Для того чтобы подняться на крыло тяжелая птица обычно бросается вниз со скалы или большого камня. Летят улары стремительно и красиво. При полете они почти не машут крыльями, а планируют. Такой полет сопровождается свистом, кажется, над головой пронеслось звено реактивных истребителей. Просвистели мимо, и видишь их уже далеко внизу, в виде быстро уменьшающихся точек. В полете птицы кричат, но это не тот призывный звук, который разносится по ущельям рано поутру, а тревожное и все учащающееся "ой-оиёй-ёоой!".

Когда опасность грозит уларам снизу, птицы бегут вверх по склону, поднимаются до гребня и перелетают на другую сторону ущелья или на другой склон. Бегают улары с удивительной ловкостью и быстротой. Одинаково легко поднимаются по мелкой осыпи и по крупным камням, помогая себе крыльями, без труда взбираются на скалы. Бегут они так быстро, что самому тренированному человеку догнать их никогда еще не удавалось. Когда птицы спокойны и не чувствуют опасности, они не спеша поднимаются вверх, кормятся на ходу и квохчут, перекликаясь. Поднявшись "пешком" до гребня, слетают вниз и начинают новый подъем.

Надо сказать, что улары почти не живут в зоопарках, птицы плохо приживаются в неволе. Жители гор Средней Азии любят содержать в клетках каменных куропаток - кекликов. Нередко в кишлаках курица высиживает и воспитывает выводок кекликов, которые бродят потом во дворе вместе с курами. Улары же никогда не выживают в таких условиях. Особенно "нежны" птенцы. Они гибнут, если их долго нести в руках и не живут в неволе более 2-3 дней.

У местных жителей мясо уларов считается целебным, оно будто помогает от многих болезней. В прежние времена при различных эпидемиях за улара отдавали лошадь. Это еще больше способствовало истреблению всех видов уларов. Особенно редкими стали теперь каспийский улар, алтайский и тибетский.