Птицы Красной книги СССР

Скопа

Pandion haliaёtus
Скопа

В студенческие годы мы с приятелем путешествовали по северу Архангельской области. Целью нашей поездки было одно крупное озеро Онежского полуострова. Добираться до озера было трудно - сначала километров пятьдесят на попутных лесовозах, а потом двое суток пешком по старой тропе. Надо сказать, что ни я, ни мой приятель раньше здесь не бывали, основным же навигационным прибором у нас был микроскопический компас, вделанный в ремешок часов, а ориентировались на местности мы по карте, на которой весь Онежский полуостров был изображен таким, что свободно закрывался указательным пальцем.

Тропа была хорошо видна, кроме того, вдоль нее проходила когда-то телеграфная линия. Все деревянные столбы давно повалились и сгнили, но телеграфные провода и белые чашечки фарфоровых изоляторов служили хорошими ориентирами.

Час пути, потом отдых 10-15 минут, и так целый день. Сосновые боры с белой хрустящей под ногами кладонией - белым лишайником, елями, увешанными прядями древесных лишайников. После ельников шли болота; мы пересекали множество ручьев, уставали, отдыхали и снова шли вперед.

Очередной наш привал был у небольшой речки, шириной метров десять. Вода в ней была чайного цвета: речка брала свое начало где-то в болотах. Мы решили, что в таком хорошем месте можно задержаться чуть подольше, отдохнуть и перекусить. Через полчаса нехитрое варево и чай были готовы, еще через 15 минут я пошел к речке мыть котелки.

В воде хорошо было видно дно из крупной гальки с висящими над ним стайками небольших хариусов. Внимание мое привлекли несколько ракушек на дне реки. Я позвал приятеля. Дело в том, что в чистых речушках нашего европейского севера, наряду с беззубками и перловицами, водится пресноводная жемчужница. Жемчуг, добытый из раковины этого моллюска, и поныне можно увидеть в музеях на окладах икон и переплетах старинных книг, на традиционной русской одежде. Вспоминая все, что мы слушали о русском северном жемчуге и о способе его добычи, мы отвернули голенища "болотников" и влезли в речку. С волнением, вероятно родственным тому, которое испытывали золотоискатели на Клондайке, мы собрали около десятка ракушек, которые были на этом перекате! На берегу начали осматривать добычу. В первой раковине - ничего. Во второй - тоже пусто. И так до восьмой! которая хотя и была небольшая, на какая-то корявая, - вероятно, ее скорлупку в детстве придавил камень, и она выросла такой кособокой. Когда мы ее раскрыли, то из-под сероватой мантии на перламутровую створку выкатилась маленькая, правильной округлой формы голубая жемчужина - как луна на бледном северном вечернем небе.

В это время большая тень пронеслась над нами. Мы подняли головы. Хищная птица - изогнутые, с характерным изломом крылья, светлая окраска. Скопа!

А до озера, по нашим расчетам, еще километров семь. Ну что ж, скопа может делать гнездо довольно далеко от воды, от своих охотничьих участков. К вечеру мы добрались до озера и на берегу его нашли заброшенную деревушку, в которой и поселились.

Через несколько дней мы хорошо изучили окрестности. Оказывается, нашими соседями по озеру были две пары скоп. Одна, которую мы обнаружили в первый день, жила на речушке, впадающей в озеро; гнездо второй пары, более крупное, находилось на вершине огромной сухой сосны на берегу озера.

Скопа

Было начало августа, у обеих пар готовились к вылету птенцы. Родители, чтобы прокормить подросших молодых, постоянно охотились - совершали патрулирующие полеты над прозрачными водами озера. Иногда птица, сложив крылья, стремительно летела вниз - на добычу. Изредка рыба оказывалась проворнее и, завидя атакующую скопу, успевала скрыться в глубину. Тогда птица, не долетев нескольких метров до водной глади, расправляла крылья, тормозила стремительный полет-падение, потом медленно набирала высоту и снова продолжала облет своего охотничьего участка. Но чаще скопа не останавливала своего падения и с разгона, с глухим хлопком, вздымая тучи брызг, входила в воду. Через мгновение над поверхностью воды показывались поднятые вверх крылья, потом вся птица. Она мощно и в то же время аккуратно, стараясь не касаться крыльями воды, делала первый взмах, отрывалась и взлетала, держа в вытянутых лапах бьющуюся серебристую добычу. С рыбой птица сразу же летела к гнезду - кормить птенцов.

Хотя рыба, которую ловили наши скопы, была крупная, до 1-2 кг, птицы легко справлялись с ней.

Строение тела и весь образ жизни скопы связаны с водной стихией и с охотой на рыб. Оперение у нее жесткое, плотное, влагоустойчивое. Хорошо развита копчиковая железа, секретом которой птица смазывает перо. Ноги вооружены длинными, круто изогнутыми когтями, а подошвы лап покрыты мелкими шипиками. Все эти приспособления способствуют удержанию скользкой добычи. Во время охоты скопа медленно летает над водоемом, иногда же, когда надо особенно тщательно осмотреть поверхность, она может останавливаться в воздухе - зависнуть, трепеща крыльями на манер пустельги.

Весной, когда вода мутная и рыбу сверху не видно, скопа промышляет также мышей и лягушек.

Гнездится этот вид всегда поблизости от морских побережий, крупных рек, озер и водохранилищ. Птицы выбирают высокие деревья и строят там большие, до метра в поперечнике, гнезда. Как правило, эти сооружения используются скопами в течение нескольких гнездовых сезонов.

В кладке бывает 2-3 бледно-голубых яйца с красно-бурыми пестринами. Скопа привередлива в выборе места гнездования. Ей обязательно нужен и богатый рыбой водоем, и прозрачная вода, чтобы рыбу можно было легко выследить и поймать, и высокое дерево с обломанной вершиной или плоской кроной, на котором можно построить гнездо. Таких удобных, подходящих мест немного. И хотя скопа встречается на всех материках, за исключением Антарктиды, численность ее везде низка и продолжает сокращаться.

Прибрежные территории в настоящее время осваиваются особенно интенсивно. Здесь проводятся рубки деревьев, по водоемам движутся лодки, катера, пароходы и баржи, берега часто посещаются туристами, рыбаками, отдыхающими. Кроме того, загрязнение вод приводит к тому, что скопы отравляются ядохимикатами, которые попадают в их организм вместе с поедаемой рыбой.

В ряде стран, в том числе и в Советском Союзе, эти редкие хищники находятся под охраной. Для них на вершинах деревьев устраивают специальные помосты, на которых птицы охотно селятся. Кроме того, вокруг каждого поселения скопы создается охранная зона.