Птицы Красной книги СССР

Горный гусь

Anser indicus
Горный гусь

Горный гусь чуть поменьше домашнего и отличается от всех остальных гусей белой головой с двумя темными поперечными полосами на затылке. Впрочем, спутать его с другим видом диких гусей просто невозможно, ведь он обитает только на нескольких высокогорных озерах. Гуси эти - отличные летуны, они ловки и стремительно летают между скал. Да и по земле ходят неплохо.

В прошлом веке горные гуси гнездились на всех озерах и озерцах Памира и Тянь-Шаня, а в 1971 г., по подсчетам ученых, здесь оставалось не более тысячи этих птиц. Поскольку численность птиц постоянно сокращается, можно предположить, что сейчас их еще меньше. Гнездятся гуси на островах колониями, в гнездовое время они малоосторожны, в отличие от других гусей, кладки их часто гибнут. У этой птицы много врагов, яйца их расклевывают ворон и ворона, уничтожают хищные птицы, выводки подкарауливают лисицы. Взрослые птицы погибают по пути на места зимовок в Индию и Пакистан или становятся добычей браконьеров во время линьки. В настоящее время гнездовые колонии горных гусей сохранились на памирских озерах Каракуль и Зоркуль, на тянь-шаньских - Сонкуль и Чатыркуль и на озерах алтайского плато Укок. И хотя места обитания их не изменились, число птиц катастрофически сократилось.

...На мощной и тяжело нагруженной продуктами и альпинистским снаряжением автомашине мы пробирались по Памирскому тракту из Оша в Хорог. К вершинам Шахдарьинского хребта, на которые наша экспедиция планировала делать восхождения, быстрее и легче добраться из Душанбе. Туда и отправились мои товарищи. Но наша база находилась в Оше, и все грузы экспедиции шли оттуда. Я не мог отказать себе в удовольствии проехать через восточный Памир и вызвался сопровождать груз. Ведь восточный Памир - это уже Центральная Азия, ее западная окраина, здесь переплетаются хребты Кунлуня, Гиндукуша и Каракорума, тесно связанные с Гималаями. А Гималаи - центр происхождения высокогорной фауны всего евразиатского материка.

Если взять десяток самых характерных для высокогорий птиц, таких, как горный гусь, улар, белогрудый голубь, тибетская саджа, альпийская галка, альпийская и гималайская завирушки, красный и альпийский вьюрки, краснобрюхая горихвостка, то по мере удаления горных систем от Гималаев на запад перечень этих видов будет постепенно сокращаться. На Тянь-Шане не живет тибетская саджа и белогрудый голубь, в Копетдаге, скажем, не встречается горный гусь, на Кавказе нет уже гималайской завирушки и красного вьюрка, в Альпах не обитают улары, а на вершинах Пиренеев, собственно, не найдешь настоящих "альпийцев". Это дает основание предполагать, что распределение обитающих высоко в горах видов птиц шло с вершин Гималайской горной системы. Мне, человеку, занимающемуся изучением высокогорных птиц, просто необходимо было побывать в Центральной Азии.

...Бешеные и мутные от ярости реки, громады скал, обрушивающиеся прямо перед машиной, повисшие над пропастью колеса; малиновые, лиловые и оранжевые склоны - над всем этим режущая глаза белизна снегов и льдов. И масштабы. Именно грандиозность масштабов в первую очередь отличает Памир от всех других виденных мною гор.

Мы перевалили Алайский хребет через перевал Талдык и вскарабкались по бесконечным серпантинам дороги на первый памирский перевал Кызыл-арт, что означает по-киргизски "красный перевал". Зеленый Алай остался позади, мы попали в страну каменистую, голую, с редкими травинками. Такыры, ветер с песком, безжалостное солнце...

Надеясь увидеть горных гусей, я еще до выезда из Оша договорился с шофером о том, что мы остановимся для ночевки у озера Каракуль. На этом высокогорном озере лет десять назад мой знакомый орнитолог Р. Л. Потапов наблюдал гусей и даже нашел их гнезда. А в нашем снаряжении была надувная резиновая лодка, так что я мог рассчитывать на поездку по Каракулю.

Въезжаем в широкую Каракульскую долину. Кончились крутые склоны с извивающейся по ним дорогой. И вот мы на высокогорной равнине с невысокими холмами древних морен и окаймленной стоящими вдали снежными хребтами.

Горный гусь

Рано утром шофер отвез меня к заливу Музкол и остался ждать меня на берегу. Я же надул лодку и поплыл к островам, на которых гнездились горные гуси. Но сколько я ни плавал, горных гусей я не нашел. А это было начало лета, птицы вот-вот должны были вывести птенцов, и улететь отсюда они не могли. Так и вернулся я ни с чем.

На этих островах совсем еще недавно шоферы многочисленных экспедиций собирали гусиные яйца, работники метеостанции загоняли линных гусей на моторной лодке, различный приезжий люд стрелял в них у гнезд. (Местные жители - киргизы никогда раньше их не трогали). Теперь горные гуси охраняются законом. Охота на них запрещена. На Каракуле и тянь-шанских озерах Чатыркуль и Сонкуль созданы заказники. И если нам удастся сохранить эту птицу и довести ее численность до былой, она может стать промысловой. На одном только Памире есть место для жизни 20 тыс. этих замечательных гусей. Сейчас же речь может идти только об их охране и разведении. Остается привести рассказ о встречах с этой птицей Р. Л. Потапова, когда горного гуся здесь еще было много: "Поздно вечером мы оказались в одном из глухих уголков Каракуля, на берегу залива Музкол... Первый островок, к которому мы пристали, имел не более 15 м в диаметре и еле возвышался над водой. Тут-то я наконец увидел в первый раз гнезда горных гусей. Их было три, располагались они на расстоянии 1,5-2 м одно от другого. В гнездах лежали полные кладки, уже сильно насиженные. В одном было четыре, в другом пять, а в третьем целых семь крупных белых яиц. Сами гнезда были довольно просты - небольшие ямки в земле, почти без всякой подстилки, но мощные валики пуха, окружившие кладку, придавали гнезду внушительный вид.

Мы постепенно осматривали островок за островком, одну небольшую колонию за другой. Погода была на редкость тихая. В одной колонии мы наткнулись на гнездо, в котором успел похозяйничать ворон. Яйца были расклеваны, а недавно вылупившийся птенец сильно искалечен".

А вот описанная Р. Л. Потаповым встреча горных гусей на памирском озере Яшилькуле: "Озеро было уже близко. Его голубая поверхность красиво сочеталась с красноватыми оттенками крутых склонов, падающих в воду. И только восточный берег там, где к озеру подходит долина Аличура, был плоский. Какая-то странная белая полоса протянулась вдоль самой кромки этого берега - не то хлопья пены, оставшиеся после сильного шторма, не то выпаренная соль. Но озеро-то пресное, да и на пену это мало похоже. Наше недоумение кончилось, как только стих шум мотора: в уши ударил далекий, но тем не менее мощный, нестройный гогот большой массы гусей. Мы схватились за бинокли. Странная белая полоса вдоль берега оказалась громадным скоплением горных гусей, рассредоточенным по прибрежному мелководью.

Я вообще впервые увидел горных гусей в природе, а тут еще такое множество! Было от чего разволноваться! Добыть эту птицу для коллекции было просто необходимо... Очень скоро нам стала очевидна вся безнадежность нашего предприятия. По открытому месту нечего было и думать подобраться к осторожным птицам. Короткая трава пойменного луга не давала никакого укрытия. Тем не менее мы все же попытались подползти к стаду, но были скоро обнаружены. Птицы поднялись со страшным шумом и отлетели метов на пятьсот от берега. А вечером, как только зашло солнце, гуси, стая за стаей, с озабоченным гоготанием потянулись вверх по долине Аличура на ночную кормежку".