Птицы

Думают ли птицы?

Образование условных рефлексов

Остановимся на образовании у птиц условных рефлексов. Они наиболее полно изучены у голубей. У этих птиц легко вырабатываются пищевые и оборонительные условные рефлексы с кожно-механического, зрительного, слухового, обонятельного, статоакустического анализаторов. Это значит, что голубя легче всего можно выдрессировать подходить к кормушке после прикосновения к его оперению каким-либо предметом, несколько труднее - после световой вспышки, звонка, резкого запаха, еще труднее - после вращения клетки или наклона пола под определенным углом. Рефлекс на свет - самый прочный. Сходная картина получается для кур и цыплят. Интересно, что рефлекс клевания у цыплят состоит из безусловнорефлекторной и условнорефлекторной частей, т. е. является сложным. У воробьиных, как у более высокоорганизованных птиц, условные рефлексы вырабатываются быстрее.

У воробьев условные связи на свет и метроном закрепляются после 30-40 сочетаний, у чижей и дубоносов - после 40-50, у щеглов - после 70-80, у синиц - после 20-25, у садовой славки - после 15-20.

Индивидуально приобретенные компоненты поведения птиц могут быть широко использованы и в естественной обстановке. Ни в коем случае нельзя сводить поведение к "врожденным инстинктам", так как в нем всегда присутствуют в разных сочетаниях все формы научения. Способности к научению у птиц подтверждаются не только лабораторными экспериментами в их классическом варианте, но и решением более сложных задач. Снегири, клесты, чечевицы, чижи, синицы и другие мелкие птицы должны были выбрать дверцу - левую, среднюю или правую в зависимости от цветового сигнала. Навык возникал быстро и сохранялся несколько месяцев. В другом опыте щеглы приучались доставать корм из ящиков, оклеенных картоном семи оттенков яркости. Предлагались два разных ящика, помещенных на одинаковом фоне. Время от времени их меняли местами. Щеглы научились правильно выбирать ящик после нескольких предъявлений.

Научение в естественной обстановке протекает в разных формах и на разных стадиях индивидуального развития. Самое раннее - так называемое эмбриональное научение. У эмбрионов выводковых птиц создается условный рефлекс на голос родителей, и после появления на свет птенец уже "знает" их по голосам. Этот эффект доказан у гусей, чистиковых и других птиц. В постнатальном периоде одна из простейших форм научения - привыкание. Птенец кулика или куропатки в первые дни после вылупления боится любого движущегося предмета - насекомых, колеблющихся трав, теней. Через несколько дней он испуганно припадает к земле только при появлении крупных пролетающих птиц. По прошествии еще некоторого времени он начинает отличать силуэты пролетающих хищных птиц от "мирных" и в последнем случае уже не прячется. К остальным подвижным предметам наступило привыкание.

Одной из самых интересных форм облигатного научения является запечатление. Эта форма научения осуществляется только в течение определенного критического периода, обычно сразу после вылупления, а затем способность к научению угасает. Результаты запечатления обычно очень прочны, часто они остаются на весь птенцовый период. Классический пример запечатления, получивший название реакции следования, описал выдающийся австрийский зоолог, основатель этологии как науки - К. Лоренц. Феномен состоит в том, что гусята, утята, цыплята и другие выводковые птицы вскоре после вылупления начинают неотступно двигаться за родителями и друг за другом. Если вместо родителей они увидят человека, собаку или даже неодушевленный предмет, то они впредь будут "считать его своей матерью" и следовать за ним. Важно, чтобы это было первое подвижное существо, увиденное ими в жизни. Никакого подкрепления для реакции следования не нужно. Она ослабевает лишь тогда, когда птенцы подрастают.

Птенцовые птицы, вылупляющиеся голыми и слепыми, обладают лишь несколькими скоординированными инстинктами, о которых мы уже писали выше. В первые дни жизни к птенцу достаточно прикоснуться в любом месте, чтобы он открыл рот, т. е. тактильный раздражитель стимулирует пищевую реакцию. В этот период родители могут общаться с птенцами только таким путем. Прикосновение пищи к глубоким частям глотки стимулирует рефлекс глотания, вот почему неумело положенная нами пища никогда не будет проглочена птенцом, каким бы голодным он ни был. Интересно, что кукушонок глотает, не закрывая рта, чтобы не захватить голову кормильца, который обычно намного меньше его. С третьего дня раздражение уголков рта начинает вызывать у птенцов трепетание крылышек, что, с одной стороны, подстегивает родителей, а с другой - тренирует еще не окрепшую мускулатуру. Несмотря на безусловнорефлекторную основу, эти реакции буквально с первого дня обрастают биологически адаптивными условнорефлекторными компонентами.

Кукушонок быстро переростает приемных родителей
Кукушонок быстро перерастает приемных родителей

Пассивно-оборонительный рефлекс формируется у более старших птенцов на крик тревоги родителей, затемнение летка у дуплогнездников, появление незнакомых предметов.

Слетки пеночки

Первое время после вылета из гнезда все реакции у птенцов заторможены. Они не гоняются за родителями, а ждут, пока те прилетят с кормом. У них как бы продолжается ограниченное гнездом восприятие пространства. Затем птенцы начинают издавать особые высокочастотные ритмичные позывы, помогающие сбору выводка, а еще позже активно проявляется реакция следования за родителями. С этого момента начинает осуществляться биологический контакт поколений, выражающийся в выработке многочисленных навыков у молодых птиц, в формировании видового стереотипа поведения. Вот почему выпущенные на волю выкормыши с искусственным неполноценным стереотипом не реагируют должным образом на естественную обстановку и обычно рано или поздно погибают. Это необходимо учитывать, выкармливая птенцов. Орнитолог Е. В. Лукина описывает сорокопута-жулана по имени Матрешка, который, будучи выпущенным в природу, так и не научился сам добывать корм, так как вырос в клетке и не общался со взрослыми птицами. Вокруг него летали любимые сорокопутами стрекозы, но птенец и не пытался их ловить. Некоторое время Матрешку кормили из рук, потом она исчезла. Вряд ли судьба такой птицы была счастливой.

выводок пеночки
После вылета птенцы одного выводка продолжают держаться вместе. На снимке - выводок пеночек

Различают несколько форм подражания у птиц. Л. Н. Промптов выделяет прямое подражание, или резонацию, например следование птенцов за взрослыми птицами, сложное научение, или апроприацию, например усвоение молодыми всего богатства колен и оттенков из песен старых птиц. Особенно ярко, как одна из форм подражания, проявляется у молодых птиц ориентировочно-исследовательский рефлекс. Птенец подходит к незнакомому предмету, рассматривает его, иногда клюет. В дальнейшем преимущественное развитие получает ориентировочный компонент - птица прижимает перья к телу, распускает хвост. Так, например, поступает соловей. Удод и жаворонок поднимают хохол на затылке, дрозд и зарянка высоко вздергивают хвост. Эта реакция сменяется реакцией затаивания, бегства или подхода к объекту. Подчеркнем, что взрослые птицы не учат птенцов летать, как иногда думают. Способность к длительному и маневренному полету они приобретают в результате тренировок.