Птицы

Эти таинственные чувства

Песня птиц

Птицы могут издавать сложные и разнообразные звуки благодаря наличию у них звукопроизводящего аппарата - нижней гортани (в отличие от верхней гортани у млекопитающих). Особенного совершенства ее строение достигает у певчих воробьиных птиц.

Как бы ни были мы очарованы переливчатой песней жаворонка, величественными аккордами певчего дрозда или флейтовыми переборами иволги, нельзя забывать, что песня птицы не имеет ничего общего с тем, что понимает под словом "песня" человек. Это прежде всего специфичный для каждого вида сложный сигнал, призванный обеспечить успех размножения. Благодаря песне облегчается встреча самца и самки в природе, птицы-соседи оповещаются о том, что данная территория уже занята, а возможный соперник получает самое недвусмысленное предупреждение. Благодаря неповторимому узору песни каждого вида птиц близкие, но разные виды не путают друг друга. Так, пеночки и камышевки очень сходны между собой по облику, но их песни невозможно спутать. Тот, кто хоть один раз слышал звонкую "капель" теньковки и переливчатый говорок веснички, навсегда запомнит их отличия.

Представители других отрядов птиц не могут издавать таких разнообразных звуков, как те, которые свойственны воробьиным с их настоящей песней. Совершенно безголосы аисты и грифы. Они приспособились издавать звуки, не используя голос. Токующий аист закидывает голову на спину и громко щелкает клювом, как кастаньетами. Дятел выбирает в лесу дерево посуше, и от ударов его клюва далеко разносится звонкая "барабанная дробь". Козодой, кружась над ночными полянами, с силой ударяет крылом о крыло, словно хлопая в ладоши. Выпь, опуская голову в воду, продувает воздух сквозь клюв и издает низкое "мычание". Все эти "инструментальные" звуки несут ту же функцию, что и настоящая песня, занимая свое место в общем оркестре весенних лесов, лугов и водоемов.

Заканчивая разговор о звуках, издаваемых птицами, нельзя не упомянуть об их способности к подражанию. У каждого, наверное, найдется, что вспомнить о говорящих птицах - попугаях, скворцах, воронах. Способность к звукоподражанию широко распространена у птиц и в природе. Скворцы-майны прекрасно подражают сигналам тревоги обезьян-гиббонов и лангуров, разнося вокруг тревожную весть. В песне скворца мы часто слышим не только лай собаки, скрип двери, звон ведра, но и обрывки чужих песен и позывов. В гнусавых выкриках пересмешки, в захлебывающейся скороговорке болотной камышевки, в незатейливых руладах варакушки и бесконечных импровизациях певчего дрозда тоже часто слышны заимствованные нотки. В каждом лесном сообществе найдется "специалист", воспроизводящий в песне голоса своих соседей. Орнитологи называют таких имитирующих птиц "видами-организаторами", так как они могут общаться с другими птицами, живущими рядом, на языке более понятном для них, чем собственный язык имитатора. Значение подражания в птичьем сообществе до сих пор изучено далеко не полностью.

Кроме пассивной локации звуков, приходящих из внешней среды, некоторые птицы, подобно летучим мышам, могут лоцировать собственные звуковые сигналы - частые щелчки, издаваемые 5-10 раз в секунду. Такая активная эхолокация достоверно обнаружена пока только у стрижей-саланган, живущих в глубоких пещерах Юго-Восточной Азии, и козодоев-гуахаро из Южной Америки. Отраженный звук, воспринятый птицей, помогает ей избежать столкновения с препятствиями при полетах в полной темноте пещеры.

На незаурядной способности птиц производить и различать разнообразные звуки основан метод отпугивания их от хозяйственно важных объектов - садовц, зданий, аэродромов, где их концентрация нежелательна. Применение звуковых репеллентов - магнитофонных записей с птичьими криками тревоги - позволяет избежать прямого уничтожения птиц, которое во многих случаях нежелательно: в другой обстановке эти же виды могут иметь положительное значение. Например, в рыборазводных хозяйствах чайки выбирают мальков из выростных прудов, а на полях успешно истребляют вредителей урожая - луговых мотыльков и жуков-кузек. В американском городе Солт-Лейк-Сити стоит единственный в мире памятник чайкам. В годы заселения европейцами Американского континента переселенцев постигло одно из самых больших несчастий, угрожавших хлеборобам во все времена,- на их поля напала саранча. Человек был бессилен перед этой всепожирающей ратью. Урожай, казалось, был обречен на гибель, но тут вслед за саранчой появились полчища чаек. В считанные часы они полностью уничтожили вредителей. Спасенные от голодной смерти люди в знак благодарности поставили птицам памятник, который сохранился до сих пор.