Птицы

Основные жизненные формы птиц

Птицы, добывающие корм в воздухе, или воздухореи

Последняя жизненная форма - птицы, добывающие корм в воздухе, или воздухореи. К ним относятся стрижеобразные, козодоеобразные, из воробьиных - ласточки, из ракшеобразных - щурки, или пчелоеды. Все они имеют длинные узкие крылья и способны долго находиться в воздухе, где и ловят свою добычу.

Козодои - средней величины ночные и сумеречные птицы, окрашенные в бурые и охристые тона под цвет лесной подстилки, с мягким, как у сов, оперением и большими выпуклыми глазами. При маленьком клюве рот козодоя огромен и окаймлен жесткими щетинками. Полет мягкий, маневренный и бесшумный. Охотятся козодои вечером и ночью над опушками, полянами и просеками. Никаких коз они, конечно, не доят; а летают иногда вблизи скота в поисках насекомых.

Черный стриж

Стрижи из отряда длиннокрылых - исключительно дневные птицы. В полете стрижи развивают скорость до 300 км в час, но, конечно, на очень короткое время. Стрижи - неутомимые летуны. Они проводят в воздухе по многу часов, чередуя машущий, скользящий и планирующий полет. Опускаясь к воде, они пьют на лету, только на лету ловят насекомых, а сидящих неподвижно, очевидно, вообще не видят. Поэтому прилетают стрижи в среднюю полосу поздно, только когда воздух прогреется настолько, что в нем всегда будут роиться комары, мухи и мошки.

Есть указания, что стрижи могут даже отдыхать в воздухе, неторопливо летая широкими кругами в восходящих токах воздуха. Зато на земле стриж совершенно беспомощен. Все четыре пальца его коротких ног направлены вперед, и взлететь с земли птица не может. Чтобы полететь, ей сначала надо прыгнуть с высоты в воздух, сорваться с карниза, ствола дерева, стены здания. Подобрав на земле стрижа, часто принимают его за раненого, а между тем достаточно подбросить его в воздух, чтобы убедиться, что птица совершенно здорова и просто не может взлететь с земли. От ласточек, которым стрижи не родственны, они хорошо отличаются черным низом и очень узкими серповидными в размахе крыльями.

У птиц-воздухореев есть еще одна поразительная особенность. В мае 1974 г. погода внезапно резко ухудшилась. Перед самым наступлением настоящего лета вдруг похолодало, задул сильный холодный ветер и повалил снег. Казалось, гибель стрижей, успевших к этому времени вернуться в Подмосковье, неизбежна. Но кончилось ненастье, снова засияло майское солнце, и громкий крик промчавшихся над крышей стрижей известил нас, что с ними ничего не случилось. Куда же девались птицы на несколько суток внезапно вернувшейся зимы? Они впали в "спячку". Похожие случаи наблюдались неоднократно. Например, в долине Дуная во время резкого сентябрьского похолодания на чердаках домов были обнаружены сотни деревенских ласточек. Птицы сидели, поджав лапки, тесно прижавшись друг к другу, и казались спящими. Когда их брали в руки, они сначала не проявляли признаков жизни и почти не дышали, а затем "просыпались" и улетали как ни в чем не бывало. Орнитологи, работавшие в американской пустыне Колорадо, узнали от индейцев, что в их местах живет таинственная птица-соня, которая охотится и кричит по ночам с февраля по октябрь, т. е. летом, а на зиму впадает в спячку, как медведь или барсук. Ученые сначала приняли это за легенду.

Однако довольно скоро в углублении скалы была обнаружена средних размеров птица, сидевшая неподвижно в течение многих дней и находившаяся в состоянии оцепенения. Оказалось, что это американский козодой! Птицу пометили, а через год обнаружили на том же месте в той же позе. И через два, и через три года козодой впадал в "спячку" в своей излюбленной "берлоге", если можно так назвать ямку в отвесной стене. Температура его тела падала с 40 до 10 °С, а число вдохов и выдохов уменьшалось с 60 до одного в минуту! Очевидно, и другие летуны-воздухореи - стрижи и ласточки - способны на нечто подобное. Конечно, они не могут "заснуть" на всю зиму, как описывал, например, это Ганс Христиан Андерсен в своей "Дюймовочке", но ведь это сказка! А в жизни ласточки и стрижи могут перенести несколько суток ненастья, впав в кратковременное оцепенение. Это способ переживания коротких периодов бескормицы, связанных с ухудшением погоды.